вторник, 26 февраля 2013 г.

Гумилев Л. Н. Струна истории: лекции по этнологии


И К НАМ ВЕРНЕТСЯ СЛОВО… или спор с Горацием

«Nescit vox missa reverti» («Произнесенное слово уже не вернется») — изрек некогда Гораций, но, к счастью, иногда оно к нам возвращается. В год 95-летия Льва Гумилева к читателям возвращаются слова, произнесенные им четверть века назад.
Наш современник Лев Гумилев — уникальный мыслитель, сын гениальных родителей, ныне признанный ученый — был подлинным аристократом. Ведь аристократизм — это не только и не столько гены, это способность накапливать, сохранять и передавать следующим поколениям культурные ценности, причем не в материальном их воплощении, а в поведенческом, нравственном понимании. Он осуществил прерванную связь времен, — именно этим ценны жизнь и научное творчество Льва Гумилева.
Гумилев не был кабинетным ученым: он преподавал в ЛГУ, читал лекции перед самыми разными аудиториями, растил научных учеников.
Мы предлагаем читателям уникальную книгу оригинальных лекций ученого, составленную на основе аудиозаписей его лекционных курсов. Ученый прошел через многое — годы лагерей, наветы и — самое страшное для него — запреты на творчество. Видимо чувствуя какую-то тревогу, все свои лекции и выступления, начиная с середины 1970-х годов, Лев Николаевич записывал на магнитофон. Технически это осуществлял в основном его первый ученик Константин Иванов. Записи университетских лекций и докладов хранились в семье Гумилевых, а уже после кончины ученого его вдова Наталия Викторовна передала их вместе со стареньким магнитофоном «Астра» своему племяннику В. В. Чернышеву с просьбой переписать массивные старые бобины на более современные носители.
Редакция выражает огромную признательность полковнику, ныне профессору Военно-Воздушной академии им. Н. Е. Жуковского Виктору Викторовичу Чернышеву за кропотливую работу по переводу старых записей на новые носители, пригодные для дальнейшего преобразования. Ныне идет работа по изданию диска с этими записями. Уверены, что в будущем все аудио- и видеозаписи лекций Льва Гумилева будут воспроизведены большими тиражами на электронных носителях.
С любезного согласия наследницы ученого М. И. Новгородовой архивные аудиозаписи были предоставлены издательству «Айрис-пресс» для издания в виде книги. Мне стоило многих усилий разобрать на старых записях слова ученого, но сейчас всё это позади: все аудиозаписи расшифрованы.
Начиная работу над изданием лекций Льва Гумилева, редакция сочла необходимым полностью сохранить авторскую манеру изложения. Синхронные тексты лекций ученого приводятся без купюр, с минимально необходимой редакторской правкой и снабжены подробными историческими примечаниями. Пришло время познакомить новое поколение наших соотечественников с пассионарной теорией этногенеза Л. Н. Гумилева в ее авторском лекционном варианте.

В курсе народоведения Гумилев использовал историю в качестве своеобразного подручного инструмента, необходимого ему для объяснения основ этногенеза — учения о рождении, развитии и угасании этносов. В основе его пассионарной теории этногенеза лежит общая теория систем и принцип комплиментарности, на котором объединяются и взаимодействуют этносы.
В концепции этногенеза (как называл ее Лев Гумилев) мир сотворен Господом. Природа и люди созданы Им для непрерывного развития; всё изменяется по удивительным, установленным Богом законам. Оригинальная концепция ученого подтверждает известные факты истории и не противоречит им; кроме того, основанная на статистическом материале, она создает возможность прогноза вероятного хода развития.
Лев Гумилев обращался не только к истории и географии, но и к проблемам религий различных народов. Введя понятие «пассионарность», он различал в нем противоположности: религиозные устремления и добродетели, жертвенность, ведущие к святости, и пороки, в частности — страстность, основанную на эгоизме. Ученый утверждал, что человек в своей деятельности руководствуется не идеями, а идеалами, отношением к окружающему миру. Он выдвинул принцип биполярности этносферы и применил его к религиоведению, сгруппировав религиозные системы по принципу отношения к природе и окружающему миру. Выделил понятие «антисистема», понимая под ним системную целостность людей с негативным мироощущением, стремящихся к упрощению природных и общественных систем, к уменьшению плотности системных связей. Для антисистемы, независимо от конкретной идеологии ее членов, существует одна объединяющая установка: отрицание реального мира как сложной и многообразной системы во имя тех или иных абстрактных и иллюзорных целей. Свой трактат «Этногенез и биосфера Земли» ученый посвятил «великому делу охраны природной среды от антисистем».
Обобщив обширный исторический материал, Гумилев выделил и описал религиозные антисистемы, объединенные ненавистью ко всему окружающему миру; это — гностики, манихеи, тамплиеры, катары, богумилы, павликиане, масоны и др., а в современном мире — тоталитарные секты, террористические псевдорелигиозные организации.
Проследив взаимодействие различных этнических общностей между собой на протяжении тысячелетий, Лев Гумилев показал основные принципы этнической геополитики. Выступая за политику мира в международных отношениях, он указал на варианты его достижения в прошлом и пришел к выводу, что в некоторых случаях размежевание для мира лучше, чем слияние и взаимопроникновение разных народов.

В предлагаемую вниманию читателей книгу включены два курса по народоведению, в которых в простой и доходчивой форме ученый излагает основные положения своей концепции. Эти курсы читались в разные годы (с интервалом более чем в 10 лет) и, можно сказать, в разных исторических ситуациях. Первый курс (1977 г.) прочтен в самые «глухие годы» застоя в СССР, а для Л. Н. Гумилева — в преддверии наступающего нового зажима его концепции и полного запрета на публикации. Лекции на Ленинградском телевидении (1989 г.) читались уже в условиях перестройки и гласности, когда стало возможным многое говорить открыто и была уже издана главная его книга «Этногенез и биосфера Земли». Но все равно элементы эзопова языка, когда под сказанным явно нужно было подразумевать иное, еще остались. Можно только сожалеть, что от всего записанного видеоматериала сохранилось около трети. Поэтому мы вынуждены поместить в книге лишь фрагменты этого курса. Сопоставляя тексты этих двух курсов, можно проследить, как выкристаллизовывались и оттачивались отдельные положения теории.
Телевизионный курс был прочитан не только для студентов, он обращен уже к широкой зрительской аудитории страны. Поэтому представляется, что эта книга должна быть интересна разным возрастным группам — и современникам ученого, которые слушали его лекции как откровение на фоне господствовавших марксистских догм; и молодым людям, которые знают Гумилева уже как мэтра и для которых термины его теории не новость — они с ними выросли.
Для Льва Гумилева было важно, чтобы суть его концепции мог понять и ученый-специалист, и студент, и простой обыватель. Он обладал уникальным талантом: не понижая сути, доходчиво изложить сложнейший материал. Гумилев был не просто великолепным оратором, но и лектором, учитывающим уровень подготовки зала. Перед научной аудиторией он говорил на прекрасном академическом языке, перед молодежной и студенческой аудиторией — так, что и сейчас материал современен. Всегда, выступая перед любой аудиторией, Лев Николаевич приводил примеры в виде стихотворных форм. Чаще всего это были стихи его отца, поэтов «серебряного века», классиков русской поэзии — А. С. Пушкина, А. К. Толстого, восточных поэтов в его собственных переводах.
В представленных лекциях можно увидеть, как иногда он использует для доходчивости не только разговорные выражения, простой народный язык, но и выражения из лагерного жаргона, ибо в тех, не столь отдаленных местах ему пришлось провести около 15 лет. Рассказывая соседям по нарам свои «романы» (так назывались в той мрачной среде его выступления), Лев Гумилев находил нужные слова. Рассказывал заключенным о совершенно неизвестных им мамлюках, Вильгельме Оранском, Нидерландах и гёзах. Зеки слушали его завороженно. Сухая и строгая академичная наука становилась понятной каждому.
Один литературный журнал уже в конце 80-х годов издал рассказ его солагерника о тех временах. Мы, его ученики, очень удивились и стали расспрашивать Льва Николаевича, правда ли это? — «Да нет, там все перепутано, не так. Вот как надо…» И заговорил очень быстро, просто «шпаря» каким-то невероятным, никогда не слышанным, «тарабарским» (но не матерным) языком. Смысла слов было не понять, настолько странный это был язык. Кроме исторических терминов и имен, ничего было не разобрать. Но все равно, в общих чертах понятно, о чем шла речь. Запомнила из получасового «спича» только одно слово «шалашовки», которые зачем-то сопровождали армию. На мой вопрос: «Кто это такие, странное какое слово. Это мыши, что ли?» — Лев Николаевич, хохоча над невольной схожестью сравнения, снисходительно перевел: «Маркитантки. А язык этот называется феня». После его объяснения смеялись уже все присутствующие.
Свою сложную естественнонаучную дисциплину Лев Гумилев преподавал живо, невероятно интересно, а главное, артистично. Его научные лекции и семинары, так же как и просветительские выступления, были общедоступны и чрезвычайно популярны в 70-80-е годы. Они проходили всегда при невероятно переполненных залах. И студенты обучались народоведению (несмотря на запреты) вместе с огромным числом вольнослушателей. И еще, Гумилев читал, всегда обращая внимание на реакцию слушателей. Но очень не любил, когда записывали. Считал, что так материал усваивается хуже, чем когда слушатель неотрывно следит за мыслью ученого.
Лектор не просто сыпал историческими терминами, «гулял по истории» вперед-назад, но и сопровождал выступление акцентами, жестами и мимикой, помогая понять мотивы поведения героев повествования. Если он говорил: «прекрасная царица Хапшепсут», то так, что всем в зале было понятно, — действительно, невероятно красива была эта женщина-фараон. Это были не штампы и банальности, а была выделена самая суть поведения тех древних людей, о которых он рассказывал. Например, повествуя о Юлиане Отступнике — о том, как он хотел вернуться к языческим традициям, с торжественными процессиями, но все матроны уже стали христианками и отказались, — и тут лектор замедляет речь, хитро смотрит на слушателей и выдает: «Пришлось в качестве весталок пригласить проституток». Затем — краткое резюме с совершенно невозмутимым лицом: «И, знаете, праздник сразу же как-то потерял долю своего обаяния!» В этот момент в зале уже не остается ни одного равнодушного к событиям той далекой поры.
Материал, поданный столь эмоционально и нетривиально, прекрасно запоминается, — это уже не скучнейшие исторические даты, а именно логика событий. Определенно можно сказать, что у Льва Гумилева можно и нужно учиться не только самой его науке — этнологии, но и методам ее подачи, и искусству риторики, включая актерское искусство.
В жизни Л. Н. Гумилева был период (с середины 70-х по середину 80-х годов), когда его курс в ЛГУ был свернут до минимума и ученого перестали печатать. Теперь в это трудно поверить, но тем не менее так было. Пусть молодежь задумается, что такого в этих лекциях, почему их запрещали? После очередного звонка в университет ему было запрещено читать лекции, поэтому, в целях сохранения курса, Лев Николаевич просил своего ученика Константина Иванова: «Костя, читайте лекции! Не прекращайте читать!»
Лев Николаевич часто говорил: «После меня останутся мои книги — мои дети», — так дороги (и дорого достались) они ему. Дороги были ему и лекции, потому что в некоторые периоды они представляли для ученого единственный способ донести свои мысли и знания до соотечественников. Лев Гумилев был великим ученым, но он был не менее великим гражданином.
Предваряя чтение этой книги, хочется напомнить еще одно. Ученый говорил, что для правильного решения проблемы важно правильно поставить вопрос. Лев Гумилев умел так поставить вопросы, ради ответа на которые его слушали и ныне читают тысячи. Именно поэтому Гораций не совсем прав, — слова великих возвращаются.
Возвращаются к новым поколениям лекции Льва Гумилева. Хочется только заключить — читайте его книги, учитесь и думайте.
Старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа,
к. т. н., ученица Л. Н. Гумилева
О. Г. Новикова

ЛЕКЦИЯ I СВОЙСТВА ЭТНОСА

...Поставим вопрос так: для чего мы этот курс слушаем и для чего он нам нужен? И почему он нам может быть интересен? — Потому что простое коллекционирование сведений, простое изложение каких-либо данных никогда не западает человеку в голову и никогда не вызывает в нем интерес. Если мы учим что-нибудь и тратим на это силы, так надо знать — для чего?
Ответ на это у нас будет очень простой. Человечество существует, в общем, совсем немного на Земле, — каких-нибудь 30–40 тысяч лет весь Homo sapiens. Но оно, тем не менее, произвело перевороты на земной поверхности, которые Вернадский приравнивал к небольшим геологическим переворотам, переворотам малого масштаба. А это очень много.
Каким образом один из видов млекопитающих сумел до такой степени испоганить всю Землю, на которой он живет?
Эта проблема — актуальная, потому что если мы не вскроем причины тех перемен, которые совершаются на всей поверхности Земли и которые всей мыслящей частью человечества считаются проблемой номер один, то тогда незачем выходить замуж, жениться, родить детей, потому что биосфера погибнет и погибнут все дети.
Но для того чтобы разобраться в этом вопросе, нужно исследовать историю вопроса, а не то, почему до сих пор люди достигли таких результатов в уничтожении жизни на собственной планете, и обязательно исследовать то, что происходит сейчас.
Поэтому мы начнем сначала.

Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант книги вы можете взять 
в Центральной городской библиотеке по адресу: 
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33!
Узнать о наличии книги 
в Центральной городской библиотеке 
вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации:
    "Лев Гумилев принадлежал к редкой в современной науке категории подлинных энциклопедистов. Масштаб его знаний и мыслей не вмещался в узкие рамки советской истории. Он работал на грани нескольких наук — истории, философии, географии, этнографии, психологии — и обладал необычайной интуицией и способностью к интеграции наук. Это позволило ученому создать оригинальную пассионарную теорию этногенеза, актуальность которой год от года возрастает.
    При этом Гумилев не был кабинетным ученым, — он был великолепным лектором. Владея широким спектром нюансов русского языка и прекрасным знанием человеческой природы, он мог не только научно, но кратко, понятно и ярко изложить свою теорию для представителей любого социального слоя и возраста. Его научные лекции и семинары были общедоступны, чрезвычайно популярны в 1980-е годы и проходили всегда при переполненных залах.
    Уникальный курс лекций Льва Гумилева, издаваемый на основе аудиоархива ученого, впервые в полном объеме становится доступным широкому кругу читателей.

    «Историческое время —
    это как бы звучание струны,
    которую щипнули, и она медленно затухает.
    Развитие этноса идет не вперед, и не назад,
    и не по кругу, а оставаясь на одном месте
    и постоянно вибрируя, как струна».
    Лев Николаевич Гумилев".

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги