четверг, 26 декабря 2013 г.

Бёрдселл. Д. Пендервики


Летняя история про четырёх сестёр, двух кроликов и одного мальчика, с которым было не скучно

Глава первая Мальчик в окне.

Потом, когда лето уже кончилось, сёстры Пендервик ещё долго удивлялись: как же так вышло, что они попали в Арундел? Нас привела туда судьба, говорила Джейн. При чём здесь судьба, возражала Скай, просто хозяин той дачи на Кейп-Коде, где мы всегда отдыхали, решил срочно обогатиться и продал её, вот и всё.
Ну, всё или не всё — кто знает, но только дача у моря, которую они обычно снимали, и правда была продана в последнюю минуту, и летние планы Пендервиков тут же рухнули. Мистер Пендервик искал, названивал по всем телефонам — но что толку, когда на Кейп-Коде давно уже не осталось ни единого не занятого дачниками клочочка. Его дочери всерьёз забеспокоились, как бы не пришлось просидеть все летние каникулы дома, в Камероне, штат Массачусетс. Камерон, конечно, прекрасный город, но какое же лето без увлекательного путешествия? И вдруг совершенно случайно от знакомых своих знакомых мистер Пендервик узнаёт, что в Беркширских горах сдаётся летний домик с кучей комнат, даже с просторным загоном для собаки — то-то будет раздолье для их большого чёрного пса, славного недотёпы по кличке Пёс Пендервик! И этот домик свободен целых три недели в августе. Хорошо было бы взглянуть на него хоть одним глазком, прежде чем отвечать да или нет, — но глядеть было некогда, и мистер Пендервик сказал да.
Он и не знал, во что он нас завлекает, говорила потом Бетти. Вовлекает, поправляла её Розалинда и добавляла: жаль, что мама не погуляла с нами по Арундел- парку, вот бы ей понравилось! Ничего, говорила Джейн, в раю парк не хуже. А главное, там она уж точно не наткнётся на миссис Тифтон, добавляла Скай, чтобы рассмешить сестёр. Сёстры смеялись, и разговор перескакивал на другое, но потом кто-нибудь опять вспоминал Арундел.
Но это уже было после. В начале же нашей истории Бетти всего четыре года, Розалинде двенадцать, Скай одиннадцать, Джейн десять, и все они — а также мистер Пендервик, а также Пёс — едут на своей машине в Арундел.
Вот только по дороге их угораздило заблудиться…
— Это всё Бетти виновата, — проворчала Скай.
— Это не я, — сказала Бетти.
— А кто же? Не слопал бы Пёс карту — мы бы не заблудились. А он её почему слопал? Потому что ты засунула в неё свой бутерброд.
— Может, это судьба так распорядилась, чтобы он её слопал, — задумчиво проговорила Джейн. — Вдруг, пока мы ищем дорогу, нам откроется что-то необыкновенное?
— Ага, — отозвалась Скай. — Сейчас нам откроется, что, когда я слишком долго сижу на заднем сиденье, зажатая в угол всякой малышнёй, во мне просыпается маньяк-убийца!
— Эй, девушки, потише там, — сказал мистер Пендервик. — Розалинда, как думаешь, не пора вам во что-нибудь поиграть?
Розалинда кивнула.
— Пусть будет «Я ходила в зоопарк»… Я ходила в зоопарк, там видала анаконду. Джейн?
— Я ходила в зоопарк, там видала анаконду и бизона.
Между Джейн и Скай сидела Бетти, теперь была её очередь.
— Я ходила в зоопарк, там видала анаконду, бизона и весёлую обезьянку.
— Обезьянка не годится, — фыркнула Скай. — Она не на «В».
— Она была весёлая, — сказала Бетти. — Значит, она была на «В».
— Ладно, Скай, давай уже ты, — махнула рукой Розалинда.
— А какой смысл играть, если не по правилам?
Розалинда, сидевшая впереди, обернулась и одарила Скай выразительным старшесестринским взглядом. Она не слишком рассчитывала на этот взгляд: в конце концов, Скай всего-то на год её младше. Но очень уж хотелось, чтобы все умолкли хоть ненадолго. И чтобы она, Розалинда, могла сосредоточиться на дороге. Кажется, они безнадежно заплутали: вместо полутора часов колесят часа три, а конца- краю по-прежнему не видно. У папы очки сползли уже на кончик носа, а сам он тихонько мурлычет свою любимую симфонию Бетховена — ту, что про весну. Это может означать только одно: папа, профессор ботаники, давно забыл, куда и зачем они едут, и думает сейчас о своих растениях, а не о дороге.
— Слушай, пап, — сказала Розалинда, — а что там было на карте, ты помнишь?
— Разумеется! Такой маленький городок — Фрамли, если не ошибаюсь. За ним несколько поворотов, а дальше идёт улица Стаффорд. А нам надо найти улицу Стаффорд, дом одиннадцать.
— Пап, но мы ведь, кажется, уже проезжали мимо этого Фрамли? И, знаешь, — добавила она, присмотревшись к пейзажу за окном, — мимо этих коров тоже.
— Вот что значит зоркий глаз! Молодец, Рози, — похвалил её мистер Пендервик. — Но прошлый раз мы ехали мимо них в ту сторону, да? А теперь в эту. Так, может, нам в эту и надо?
— Пап, в этой стороне мы уже были и ничего не нашли, кроме таких же лугов с коровами — помнишь?
— А. Ну да. — Мистер Пендервик развернул машину на сто восемьдесят градусов, и они поехали в противоположном направлении.
— Надо отыскать кого-нибудь, кто нам подскажет дорогу, — сказала Розалинда.
— Давайте лучше отыщем вертолёт, — предложила Скай. — Он перетащит нас из этих коровьих лугов прямо на место… Да убери ты у меня из-под носа свои дурацкие крылышки! — Последнее относилось к Бетти, которая сидела на самом краю сиденья, чтобы не помять прицепленные к спине крылышки — чёрно-оранжевые, как у бабочки.
— Они не дурацкие, — сказала Бетти.
— Гав! — подтвердил Пёс, сидевший среди коробок и чемоданов в задней части машины. Во всех спорах он неизменно принимал сторону Бетти.
— Утомлённые и сбившиеся с дороги, отважные путешественники и их четвероногий друг вели жаркие дискуссии, — прокомментировала Джейн. — Одна только Сабрина Старр хранила невозмутимое молчание.
Сабрина Старр была главной героиней книг, которые писала Джейн. Сабрина всех спасала. В первой книжке она спасла сверчка. После этого из-под пера Джейн вышли «Сабрина Старр спасает воробьёнка», «Сабрина Старр спасает черепаху» и совсем недавно — «Сабрина Старр спасает сурка». Сейчас Джейн никак не могла выбрать, кого бы ещё Сабрине спасти. Скай предлагала ей крокодила-людоеда: пускай он сожрёт героиню, и на этом серия благополучно завершится. Но остальная семья Пендервиков дружно встала на защиту Сабрины: книжки Джейн всем нравились, и очень хотелось знать, что будет дальше.
Сзади послышалась подозрительная возня, и Розалинда обернулась проверить, не дошло ли там уже до потасовки. Нет, это просто Бетти ёрзала на сиденье и крутила головой, пытаясь разглядеть Пса. Джейн мирно строчила что-то в своей любимой голубой тетрадке. В общем, можно было считать, что с двумя младшими всё в порядке. Зато Скай по-рыбьи раздувала щёки и явно изнывала от скуки. Поскорей бы уже этот летний домик отыскался, подумала Розалинда.
Тут она заметила стоявший у дороги грузовичок.
— Пап, тормози! Может, нам наконец подскажут, куда ехать.
Мистер Пендервик свернул на обочину, и Розалинда выбралась из машины. «ПОМИДОРЫ» было написано большими буквами на двери грузовичка. За деревянным столом с грудой спелых красных помидоров стоял пожилой продавец в потёртых джинсах и зелёной рубашке.
— Вам помидорчиков? — улыбнулся продавец. На кармане его рубашки красовалась вышитая надпись: «ПОМИДОРЫ ОТ ГАРРИ».
— Спроси, спроси его, они не волшебные? — послышался сзади голос Джейн.
Розалинда кинула взгляд через плечо. Всё как всегда: Джейн чуть не вываливается из окна, Скай пытается затащить её назад в машину.
— Это мои сёстры, — извиняющимся тоном сказала она продавцу. — Младшие.
— Да уж вижу! У меня у самого было таких целых шесть.
Розалинда попыталась представить себе шесть младших сестёр — получились две Скай, две Джейн и две Бетти. Она помотала головой, чтобы поскорее стряхнуть наваждение.
— Красивые у вас помидорки! Но вообще-то мы остановились спросить дорогу. Вы не подскажете, как проехать на улицу Стаффорд, дом одиннадцать?
— Вам нужен Арундел?
— Какой Арундел?.. Н-нет, мы просто сняли домик по этому адресу.
— Так это ж и есть Арундел! Хозяйка его, миссис Тифтон, — видная женщина, ничего не скажешь. Правда, очень уж вся из себя важная, такая важная, что ой-ой-ой!
— Ой…
— Ничего, уживётесь как-нибудь. Авось найдёте там чем заняться. Главное, следите, чтобы вон та белобрысенькая чего не натворила. — Продавец кивнул в сторону машины, где Скай и Джейн теперь уже вдвоём вывешивались из окна, а придавленная сёстрами Бетти жалобно попискивала в глубине.
— А почему я? — немедленно возмутилась Скай.
— Я баламутов нутром чую. — Он подмигнул Розалинде. — Сам такой был. Ну, передай своему папе: проедете ещё маленько вперёд, потом первый поворот налево, потом сразу направо, а там уж смотрите номер одиннадцать.
— Спасибо! — Розалинда собралась уходить.
— Постой-ка! — Продавец забросил с полдесятка крепких красных помидоров в бумажный пакет. — Вот, держи.
— Ой, ну что вы!
— Бери, бери! — Он сунул пакет ей в руки. — Скажешь папе, что это гостинец от Гарри. А вам с сестрёнками напоследок совет: держитесь подальше от владений миссис Тифтон, так оно и вам и ей будет спокойнее… Ну, приятного аппетита!
Розалинда с пакетом помидоров вернулась в машину.
— Пап, ты слышал, куда ехать?
— Прямо, налево, направо и смотреть номер одиннадцать, — бодро ответил мистер Пендервик, заводя мотор.
— Что такое Арундел? — спросила Скай.
— Кто такая миссис Тифтон? — спросила Джейн.
— Пёс хочет в туалет, — сказала Бетти.
— Скоро уже, малыш, — пообещала Розалинда. — Пап, не проскочи! Здесь налево.
Спустя пару минут они вырулили на улицу Стаффорд, осталось только отыскать сам летний домик. Неожиданно мистер Пендервик остановил машину прямо посреди дороги, и все в изумлении открыли рты.
Что они ожидали увидеть? Какую-нибудь уютную маленькую развалюху. Может, пару горшков герани, выставленных в палисадник для привлечения отдыхающих. Разговор с продавцом помидоров не изменил этой понятной и привычной картины, а на упомянутые им «владения» они и внимания-то не обратили. А хоть бы и обратили — решили бы, что важная миссис Тифтон владеет каким-нибудь садиком или огородиком и строго охраняет свои грядки от посягательств дачников.
Всё это, однако, совершенно не вязалось с картиной, открывшейся Пендервикам на улице Стаффорд. Прямо перед ними высились две стройные колонны: на одной было вырезано «11», на другой — «Арундел», а между колоннами от шоссе сворачивала извилистая подъездная дорога, обсаженная с двух сторон высокими тополями. Сворачивала и терялась вдали. В просветах между тополями зеленели ровные ухоженные газоны, кое-где виднелись отдельные живописные деревья или кусты, но никакого дома в поле зрения не было.
— Обалдеть!.. — пробормотала Скай.
— Ничего себе палисадничек при летнем домике, — сказала Розалинда. — Пап, а ты точно запомнил адрес?
— Никаких сомнений, — заверил её мистер Пендервик.
Свернув на подъездную дорогу, он медленно поехал между тополями. Неширокая дорога виляла, извивалась и бежала всё дальше и дальше — Пендервикам уже начало казаться, что конца ей не будет. Но после очередного поворота тополя всё-таки кончились, и худшие подозрения Розалинды подтвердились.
— Пап, это не летний домик.
— Да, ты права. Это особняк.
И точно: огромный особняк расположился в огромном ухоженном парке, будто присел отдохнуть среди зелени. Дом был из серого камня, весь в башнях, башенках, террасах, балконах и балкончиках. А парк — просто загляденье! Фонтаны, мраморные статуи, цветущие живые изгороди, и это только в той части, что видна с подъездной дороги.
— Взору утомлённых путников открылось строение, достойное королей! — прокомментировала Джейн. — Кэр-Паравел. Эльдорадо. Камелот ..
— Жалко, что мы не короли, — сказала Скай.
— Всё-таки заблудились, — уныло заключила Розалинда.
— Рано падать духом, Рози, — сказал мистер Пендервик. — Смотри, вон как раз кто-то идёт. Сейчас мы у него спросим.
Из-за большой статуи Венеры и Купидона показался высокий юноша с тачкой, которую он толкал впереди себя. Мистер Пендервик уже опустил стекло, чтобы задать юноше вопрос, но тут из задней части машины послышался очень знакомый и очень нехороший звук.
— Пёс сейчас будет тошниться! — вскрикнула Бетти.
Сёстры, как по команде, выскочили из машины, распахнули дверцу багажного отделения и выволокли несчастного Пса на обочину, где его стошнило прямо на жёлтые кеды Джейн.
— Псина-дурачина, как же ты мог?.. — простонала Джейн, разглядывая свои бедные кеды, но Пёс уже отбежал по небольшому делу к соседнему кустику.
— Это ещё ничего, — заметила Скай. — Прошлый раз, когда он сожрал пиццу из мусорного бака, было хуже.
Бетти присела на корточки посмотреть, что там такое.
— Вот же она, наша карта, — сказала она, ткнув пальцем в самую середину вонючего месива.
— Не прикасайся! — испуганно замахала руками Розалинда. — А ты, Джейн, перестань трясти кедами! Только разбрызгиваешь эту гадость. Стойте все на месте, я сейчас! — Она метнулась к распахнутой дверце багажного отделения — за бумажными полотенцами.
Юноша уже докатил свою тачку до подъездной дороги, а мистер Пендервик уже выбрался из машины, и теперь они стояли рядом и вели оживлённую беседу.
— У вас, я видел, Linnaea borealis, она же линнея северная, растёт прямо вдоль обочины, — говорил мистер Пендервик. — Несколько неожиданное для неё место, знаете ли. Но меня сейчас больше интересует циприпедиум бараний, Cypripedium arietinum. Не подскажете, где его тут лучше поискать? Он любит такие затенённые, болотистые участки…
Бумажные полотенца никак не находились. Ну, теперь папа доволен, думала Розалинда: ещё бы, есть с кем поговорить о растениях, да ещё и на латыни. Главное, чтобы он не забыл спросить у этого парня дорогу. А парень, кстати, ничего. На вид лет восемнадцать-девятнадцать, из-под бейсболки с надписью «Ред Соке» торчат светлые волосы. Так, а какие у него руки? Розалинда вынырнула на секунду из багажного отделения, чтобы взглянуть на руки папиного собеседника. Её лучшая подруга Анна говорила, что руки могут многое о человеке поведать. Увы, руки у парня оказались в садовых перчатках.
Полотенца нашлись между папиным компьютером и футбольным мячом. Выдернув из пачки несколько штук, Розалинда подскочила обратно к сёстрам. Джейн и Скай уже нарвали листьев и забросали ими противную серую лужицу.
— А помнишь, — говорила Скай, — как Гейгеры пригласили нас всех на пикник, а Пёс стянул со стола целый лимонный торт? Вот его тогда выворачивало, да?
— А как он утащил из холодильника батон колбасы! — подхватила Джейн. — Ему потом целых два дня было плохо!..
— Тс-сс! — прошипела Розалинда, торопливо оттирая полотенцем кеды Джейн.
К ним приближались мистер Пендервик и парень в бейсболке.
— Ну, девушки, знакомьтесь. Это Кегни! — объявил мистер Пендервик.
— Всем привет, — Кегни широко улыбнулся и, стянув с себя перчатки, сунул их в карман джинсов. Розалинда уставилась на его руки, но ничего интересного не увидела. Руки как руки. Вот была бы тут Анна, они бы ей сразу всё поведали.
— Кегни, а это моя драгоценная четвёрка, моё утешение и отрада. Светловолосая — Скай, она у нас вторая по старшинству…
— У Скай-синеглазки синие глазки, — оттараторила Скай и выпучила глаза, показывая, какие они синие.
— Это мы придумали такую скороговорку, чтобы легче было запомнить, кто из нас кто, — пояснила Джейн. — У Скай синие глаза и светлые прямые волосы. А у остальных глаза карие, а волосы каштановые и вьются. Нас с Розалиндой из-за этого вечно путают.
— С чего бы нас путали, если я вон на сколько тебя выше? — возразила Розалинда. Она чувствовала себя отвратительно: мало того, что в руках у неё целый ворох вонючих бумажных полотенец, ещё и на футболке огромная надпись «Начальная школа ЛЕСНАЯ». Спрашивается, чего ради было напяливать на себя эту футболку? Люди могут подумать, что она до сих пор учится в началке! Хотя на самом деле в сентябре она уже пойдёт в седьмой класс.
— Да, самая высокая — Розалинда, моя старшая дочь. Пониже — Джейн. Ну и… — Мистер Пендервик огляделся.
— Вон там, — Джейн показала на дерево, из-за которого торчали чёрно-оранжевые крылышки.
— … и Бетти, самая стеснительная. Так вот, дочери мои, у нас хорошие новости! Мы всё-таки приехали туда, куда надо. Особняк называется Арундел-холл. Всё то, что вы видите вокруг, — это Арундел-парк, Кегни работает тут садовником. Он, кстати, нас ждал, его предупредили, что мы приедем. А летний домик, где мы будем жить, — вон на том конце поместья.
— Раньше это был домик для гостей, — пояснил Кегни. — Пока генерал Фрамли с женой были живы, к ним всё время кто-нибудь приезжал. Но с тех пор как поместье перешло к миссис Тифтон, гости бывают нечасто.
— Миссис Тифтон! — воскликнула Джейн. Она, кажется, собиралась что-то добавить, но Розалинда вовремя ткнула её локтем в бок.
— Ну что, едем дальше? Осталось совсем чуть-чуть, — сказал мистер Пендервик. — А у нас с вами, Кегни, надеюсь, ещё будет возможность побеседовать о местной флоре?
— Обязательно!.. Сейчас вам надо свернуть вон там налево, проехать вдоль старого каретного сарая — и дальше через парк. Слева от вас будет Нижний сад, справа Греческий павильон, а впереди высокая живая изгородь. Это граница парка, от неё всего пара сотен метров до вашего домика. Он такой жёлтый — в общем, увидите. Ключ под ковриком.
Розалинда вытащила из-за дерева Бетти, Скай поймала Пса, и все расселись по местам — все кроме Джейн, которая стояла посреди дороги и смотрела на Арундел-холл как заворожённая.
— Джейн, давай скорее! — позвала Розалинда.
Джейн неохотно отвернулась от особняка.
— Там в окне какой-то мальчик. Смотрит на нас.
Скай, опять придавив Бетти, переползла на другой конец сиденья и высунулась из окна.
— Где?
— Вон там, — Джейн показала. — На самом верху, справа.
— Не вижу.
— Слезай с меня, — послышался снизу голос Бетти.
Скай передвинулась обратно в свой угол.
— Да ну тебя, Джейн. Тебе померещилось.
— Может быть, — Джейн пожала плечами. — А может, и нет. Это не важно. Главное, теперь у меня появилась отличная идея…

Глава вторая Зелёный тоннель

 Летний домик был не просто жёлтый, а нежно-нежно-сливочно-жёлтый, и всё тут было ровно так, как надо: и крыльцо, увитое розами, и большие деревья, и сам домик так уютно устроился под их раскидистыми кронами.
Ключ, как Кегни и обещал, лежал под ковриком. Мистер Пендервик отпер дверь, и все гурьбой ввалились в дом. Внутри им понравилось даже больше, чем снаружи, — хотя, казалось бы, куда уж больше. Гостиная, выкрашенная в приятные голубовато-зеленоватые тона, была обставлена хорошей, крепкой мебелью: такая не сломается ни с того ни с сего, разве что если очень постараться. Рядом с гостиной кабинет с большим письменным столом и удобным диваном. Мистер Пендервик тут же заявил, что он поселится здесь — «вдали от обезумевшей толпы», как он выразился.
Пора было и сёстрам выбрать для себя комнаты.
— Чур, я первая! — Подхватив свой чемодан, Скай решительно направилась к лестнице на второй этаж.
— Так нечестно! — крикнула Джейн. — Я ещё даже не успела подумать…
— А я успела, потому я и первая! — бросила Скай с середины лестницы.
— Скай, вернись, — вмешалась Розалинда. — Пёс будет тянуть жребий.
Скай неохотно подчинилась. Ну почему Пёс должен решать за них все самые важные вопросы? Скай считала, что это глупо! Тем более что у Пса она всегда почему-то оказывалась последней.
Но такова была старая семейная традиция: когда требовалось срочно установить очерёдность, сёстры Пендервик поручали тянуть жребий Псу. Говоря точнее, он его не тянул, а толкал — четыре имени записывались на отдельных бумажках, бумажки сворачивались в трубочку и высыпались на землю вперемешку с кусочками собачьего печенья. Пока Пёс, старательно сопя, подбирал с земли печенье, его широкий чёрный нос по очереди тыкался в свёрнутые бумажки. Та, чьей бумажке сразу же повезло, получала право выбирать первой, обладательница второй счастливой бумажки выбирала второй и так далее.
Джейн с Розалиндой подписали бумажки, а Бетти раскрошила печенье. Скай в это время держала Пса и нашёптывала ему на ухо своё имя, словно гипнотизируя. Гипноз не сработал: как только она его отпустила, Пёс ткнулся мокрым носом в бумажку Джейн, потом Розалинды, потом Бетти. Четвёртая бумажка, с именем Скай, была проглочена вместе с последним обломком собачьего печенья.
— Отлично, — проворчала Скай. — Я опять оказалась последней, а Пёс опять будет тошниться.
И вот уже Джейн, Бетти и Розалинда со своими вещами побежали наверх — занимать лучшие комнаты. А Скай сидела внизу и злилась. Она так мечтала, что на каникулах ей достанется нормальная комната, в которой будет безупречный порядок и ничего лишнего… И, может быть — если повезёт, — даже белые стены. Давным-давно, много лет назад, у Скай была именно такая комната. Но когда родилась Бетти, её поселили в комнату Джейн, а Джейн переехала к Скай, и половина комнаты Скай вдруг перекрасилась в лиловый цвет и наполнилась какими-то глупыми куклами, книжками и лохматыми кипами бумаг. Даже к этому можно было бы ещё как-то притерпеться — но куклы с бумагами постоянно оказывались на половине Скай. И с годами лучше не стало: Джейн так и не приучилась к порядку. И вот теперь сёстры наверху разбирают себе лучшие комнаты, а ей, Скай, придётся все каникулы ютиться в каком-нибудь тёмном дурацком чулане. Как же это несправедливо!
— Скай! — крикнула Розалинда со второго этажа. — Мы уже всё! Иди смотреть свою комнату.
Скай уныло потащилась наверх и дальше по коридору, до двери, на которую ей указала Розалинда. Войдя, она остановилась на пороге — и выронила чемодан! Вместо тёмного дурацкого чулана сёстры оставили ей прекрасную комнату. Идеальную комнату.
Скай о такой и не мечтала. Просторную, сияющую белизной и безукоризненной чистотой. С натёртыми деревянными полами, тремя окнами и двумя кроватями. То есть у неё в комнате будет ещё одна кровать — но на ней не будет ещё одной сестры!
Скай тут же решила, что она ничегошеньки не станет тут менять, оставит всё как есть. Пусть вещи лежат себе в чемодане, а чемодан в кладовке, а на книжной полке и на комоде пусть ничего не лежит. Ни кукол, ни щёток с расчёсками, ни тетрадок с рассказами про Сабрину Старр. А спать она будет на обеих кроватях, по очереди. По понедельникам-средам-пятницам на первой, по вторникам-четвергам-субботам на второй. А по воскресеньям придётся среди ночи перекладываться с одной кровати на другую.
Скай вытащила из чемодана рабочую тетрадь по математике — она всегда брала её с собой, чтобы решать на досуге алгебраические задачки, — и под своей любимой задачей про поезда, идущие в противоположных направлениях, вписала график сна на двух кроватях. Потом она ещё порылась в чемодане и выудила из него свою счастливую камуфляжную шляпу — ту, в которой она была, когда свалилась с крыши гаража и даже ничего себе не сломала. Шляпа лежала под стопкой чёрных футболок. Натянув её на голову по самые уши, Скай захлопнула чемодан и ногой задвинула его в кладовку.
— Пора на разведку, — сказала она себе. И, ещё раз окинув своё новое жилище долгим довольным взглядом, отправилась искать сестёр.
Розалинда, которую Скай нашла в маленькой комнатке в начале коридора, раскладывала содержимое своего чемодана по ящикам комода. Скай осмотрелась. Одно окно. Одна кровать.
— Что же ты отдала мне лучшую комнату? — спросила она.
— Я просто хотела, чтобы мы с Бетти были рядом.
Ну… в общем, спасибо. — Скай догадывалась, что старшая сестра и сама бы с удовольствием пожила в роскошной просторной комнате.
Розалинда достала из чемодана фото в рамке и поставила его на тумбочку перед кроватью. Скай подошла посмотреть поближе. Могла бы и не подходить — она и так знала, что это за фото. Дома она миллион раз видела его у Розалинды на тумбочке. На фотографии смеющаяся миссис Пендервик прижимала к себе Розалинду — такую маленькую, что было ясно: даже Скай ещё не родилась, не говоря уже про Джейн и Бетти.
В семье Пендервиков все считали, что Скай, когда вырастет, будет вылитая мама. То есть так считали все, кроме самой Скай. Она-то понимала, что красивее мамы нет и не может быть никого на свете. А из зеркала, куда Скай заглядывала крайне редко, на неё смотрела вовсе не красавица. Что из того, что у неё волосы светлые, как у мамы, а глаза синие, как у мамы? Больше ведь ничего общего. Ну и, конечно, думала Скай, есть ещё одна огромная разница: она никогда, никогда в жизни не сможет прижимать к себе младенца, как мама, и при этом смеяться.
Дверь кладовки вдруг распахнулась, и в комнату вбежала Бетти с крылышками за спиной.
— Я нашла тайный ход!
Скай заглянула и увидела сквозной проход в соседнюю комнатку — точно такую же, как
Розалиндина, только там посередине стоял раскрытый чемодан Бетти.
— Да это просто кладовка, а никакой не тайный ход.
— Нет, он тайный. И тебе туда нельзя.
Скай повернулась к Бетти спиной и сказала Розалинде:
— Пойду разведаю, что тут есть. Хочешь со мной?
— Пока не могу, надо ещё вещи разложить. А можно Бетти с тобой пойдёт?
— Нет, — сказали Скай и Бетти хором, и Скай исчезла, не дожидаясь, пока Розалинда начнёт их обеих переубеждать.
Джейн, как выяснилось, застолбила себе третий этаж, точнее чердак. Когда Скай взлетела по крутой лесенке наверх, Джейн сидела на узкой кровати с медными шишечками и яростно строчила что-то в голубой тетрадке.
— Преисполненный ненависти к своей коварной похитительнице, мальчик Артур с силой тряхнул железную решётку, — бормотала она. — Нет, это слишком драматично… Лучше так: мальчик по имени Артур печально глядел… Нет. Одинокий мальчик по имени Артур печально глядел в окно, не ведая, что помощь уже спешит к нему… Вот! Теперь то, что надо! А тем временем великолепная Сабрина…
— Я на разведку, — прервала её Скай. — Ты со мной?
Джейн подняла на неё сияющие глаза.
— Посмотри, какая у меня комната! Она просто создана, чтобы в ней творить, правда? Я напишу здесь свою лучшую «Сабрину Старр». Под этими сводами витает дух творчества, я его чувствую! А ты?
Скай оглядела крошечную каморку: скошенный потолок, под самым потолком круглое окошко.
— А я нет.
— Ну постарайся почувствовать, это же так просто!.. Знаешь, я уверена: тут до меня уже бывали знаменитые писательницы — может, Луиза Мэй Олкотт… Или Патриция Маклахлан …
— Джейн, так ты идёшь или нет?
— Не сейчас. Мне надо записать кое-какие мысли для новой книги. Может, на этот раз Сабрина Старр уже наконец спасёт человека. Мальчика. Как тебе идея?
— Никак, — буркнула Скай. — По-моему, этой твоей Сабрине и сурка-то спасти было слабо. — Но Джейн уже опять склонилась над голубой тетрадкой.
Скай сбежала с лестницы и, не останавливаясь, выскочила прямо на улицу. В загоне рядом с домом папа обустраивал Пса. Скай решила, что Псу крупно повезло: будет жить тут как в раю. Правда, рай был обнесён высоким решётчатым забором (а Пёс ни решёток, ни заборов не любил), зато места полно. Делай что хочешь: хоть в земле копайся, хоть в тени валяйся, хоть палку грызи. Мистер Пендервик уже насыпал Псу целую миску его любимого корма и налил две миски чистой воды. Однако Пёс почему-то не радовался. При виде Скай он кинулся к калитке и устроил такой лай с подвываниями, будто его заперли в темнице.
— Тихо ты, демон хвостатый, — поморщился мистер Пендервик.
— Хочет открыть, — сказала Скай, понаблюдав за тем, как Пёс отчаянно тычется носом в железную щеколду.
— Не выйдет. Щеколда «анти-Пёс», самая надёжная модель! Так что придётся ему посидеть внутри.
Скай просунула руку между прутьями и почесала Псу нос.
— Пап, я схожу на разведку, ладно?
— Ну что ж, если обещаешь через час вернуться к ужину… Но, Скай, quidquid agas prudenter agas et respice finem!
Мистер Пендервик пользовался латынью, не только когда говорил о ботанике, но и по всяким другим поводам тоже. Латынь, объяснял он, — моя гимнастика для мозгов. Обычно смысл его изречений оставался тайной для его дочерей, но прозвучавшая фраза долетала до ушей Скай довольно часто. В вольном переводе мистера Пендервика она означала: «Смотри, прежде чем прыгать, и, пожалуйста, не делай глупостей» .
— Не волнуйся, пап, не будет никаких глупостей, — пообещала она вполне искренне. Она собиралась только заглянуть в парк миссис Тифтон — разве это глупо? Конечно, если верить Гарри, продавцу помидоров, может, и не стоило бы туда заглядывать… Но ведь Гарри мог и ошибаться. Мало ли, вдруг миссис Тифтон обожает, когда гости прогуливаются по её парку? А что, такое вполне может быть, решила Скай и, махнув папе и Псу рукой, отправилась на разведку.
Участок при летнем домике был размером с три- четыре футбольных поля. Правда, в футбол тут нормально не поиграешь, прикидывала Скай, деревья будут мешать. Из дома есть второй выход, через кухню — но там совсем лес густой, да ещё с противным колючим подлеском. Зато площадка перед крыльцом очень даже ничего: отличная цветущая лужайка, кое-где только деревья по краям.
Вдоль участка с одной стороны тянулась высокая каменная стена (наверно, соседская), по другую сторону и впереди — живая изгородь, а за ней, как Скай уже знала, парк миссис Тифтон. Чтобы попасть туда, у Скай были две возможности. Во-первых, вернуться по дороге назад до живой изгороди — и всё, она уже в парке. Скучно, да и могут в любой момент засечь: посреди дороги же не спрячешься. И, во-вторых, можно отыскать в изгороди малюсенькую лазейку и, перебравшись через неё, оказаться в каком-нибудь тихом укромном уголке, где ни миссис Тифтон, ни кто другой её в жизни не отыщет.
«Во-первых» отменяется, решила Скай, сворачивая с дороги. Только «во-вторых»! Однако изгородь оказалась плотнее и шипастей, чем она ожидала, и несколько попыток продраться сквозь неё ничем не увенчались, разве что шляпа два раза слетала с головы да руки теперь выглядели как после схватки с тигром.
И вот, когда она совсем уже собралась сдаться и топать по дороге, лазейка нашлась. Даже не лазейка, а лазеища, просто её было не видно за разросшимися луговыми цветами. Целый тоннель! И как раз самой подходящей ширины и высоты — удобно ползти на четвереньках. Будь на месте Скай Розалинда, она бы наверняка заметила, что кто-то этим тоннелем частенько пользуется, очень уж он аккуратный и подстриженный. Да и Джейн, окажись она тут первой, тоже бы сообразила, что тоннель в изгороди образовался не сам собой.
Правда, она бы заодно наплела про него с три короба — что его проделали заключённые, готовя групповой побег, или протоптали говорящие барсуки . По крайней мере она искала бы хоть какое-то объяснение. Но Скай есть Скай. Успев лишь подумать: ура, нашлась лазеечка! — она тотчас нырнула в тенистый полумрак.
Вынырнув на краю обширного парка с кустами, газонами, клумбами и дорожками, она чуть не налетела на закутанного в простыню мраморного человека, который держал над головой зигзаг молнии. Вообще-то Скай совершенно не понимала, для чего этого человека сюда поставили, но сейчас он как раз был очень кстати — он её прикрывал. Выглянув из-за статуи, разведчица приободрилась: в поле зрения виднелась всего одна живая душа, и та дружеская. Кегни на соседней дорожке выпалывал сорняки между плитами.
— Привет, — подбегая, Скай сдёрнула с себя шляпу и тряхнула светлыми волосами, чтобы ему легче было её узнать. — Это я, Скай Пендервик.
— А, привет! «У Скай-синеглазки синие…» — Но договорить Кегни не успел: на дорожке послышались шаги и чей-то нетерпеливый голос позвал его по имени: Кегни! — Знаешь, дай-ка я лучше тебя спрячу. Она, кажется, не в духе.
— Кто «она»? — заинтересовалась Скай, но руки Кегни уже подхватили её и поставили в высокую каменную вазу на постаменте — Скай еле успела разглядеть, что снаружи ваза покрыта резными цветочно-виноградными узорами.
— Пригнись и не высовывайся, пока она не уйдёт.
Скай послушно пригнулась. На дне вазы оказалось по щиколотку грязной воды, но выбирать не приходилось: шаги стремительно приближались.
— Я здесь, миссис Тифтон, — отозвался наконец Кегни.
Скай на миг перестала дышать. Вот она, загадочная миссис Тифтон! Ах, как хочется на неё взглянуть! И почему в каменных вазах не делают таких маленьких дырочек, чтобы лучше было видно?
— Кегни, ты что, не слышишь? Зову тебя, зову! Мне некогда бегать за тобой по всему парку.
Голос звучал сердито. Скай вспомнилась учительница, которая во втором классе обвиняла её в том, что она не сама делает домашние задания. Второклассники, кричала учительница, не умеют делить большие числа в столбик, они умеют только складывать и умножать. Вместе с неприятным голосом до Скай долетело неприятное цок-цок-цок по каменным плитам. Значит, миссис Тифтон ходит на высоких каблуках, заключила Скай. Специально, чтобы удобнее было важничать.
— Простите, мэм, задумался, — сказал Кегни. — Впредь буду внимательнее.
— Я только что получила программу садово-паркового конкурса. Главный судья прибудет в Арундел через три недели, и вместе с ним весь совет садоводческого клуба. Как всегда, они будут осматривать все сады и парки в Массачусетсе. Так вот, Кегни, я хочу, чтобы в этом году Арундел-парк занял первое место.
— Займёт, миссис Тифтон. Непременно.
— Да, но для этого тебе придётся как следует постараться!
— Я постараюсь, мэм.
— Что с этой вазой? Надеюсь, она не будет торчать посреди парка пустая?
Противное цок-цок-цок, к ужасу Скай, направилось в её сторону, и Скай отчаянно захотелось размазаться по мокрому каменному дну. Неужели заглянет?.. Хорошо хоть, что на голове камуфляжная шляпа: если миссис Тифтон окажется слегка подслеповата, она может не заметить под шляпой Скай.
Тут по укрытию Скай что-то бухнуло, так что Скай внутри качнулась: это Кегни, опередив миссис Тифтон, подскочил к вазе и хлопнул по ней ладонью.
— Придумал! — объявил он. — Я высажу в неё розовый жасмин из оранжереи. Пойдёмте, я вам его покажу… прямо сейчас, хотите? Мы даже можем вместе выбрать лучшие кустики.
— Чего ради? Это твоя работа, я тебе за неё плачу. И, кстати, Кегни: выруби-ка ту раскидистую розу, что растёт у самой дороги.
— Вы хотите, чтобы я вырубил белую бахромчатую розу? Розу Фимбриату? — Скай показалось, что голос у Кегни стал точь-в-точь как у папы, когда Пёс сожрал какую-то страшно редкую орхидею.
— Именно её. Прошлый раз, когда совет клуба приезжал в Арундел, миссис Робинетт поцарапала об неё свою машину. Тебе всё ясно?
— Да, мэм.
Лишь когда сердитое цок-цок-цок стихло вдали, Скай решилась высунуться из укрытия.
Кегни окинул её сумрачным взглядом.
— Эту розу посадил мой дядя тридцать лет назад, — сказал он. — Каждую зиму он оборачивал её мешковиной, чтобы она не замёрзла. И теперь я должен её вырубить — только из-за того, что миссис Робинетт не умеет нормально водить машину? — Легко приподняв Скай, он поставил её на землю.
— Твой дядя тоже работал тут садовником? — спросила Скай.
— Угу. Я тогда был младше, чем ты сейчас. Сначала я просто прибегал сюда после школы, помогал ему. А в прошлом году дядя ушёл на пенсию, и миссис Тифтон взяла меня на его место.
Пока Скай, хлюпая кедами, прыгала, чтобы поскорее вытекла грязная вода, ей в голову пришла одна мысль.
— А давай ты пересадишь эту розу к нашему домику? Папа может за ней ухаживать, пока мы здесь.
— Точно! — Кегни просиял. — Миссис Тифтон даже не узнает. Да и какое ей дело? И папу вашего незачем беспокоить: я сам буду её поливать каждое утро, мне не трудно.
Издалека послышался уже знакомый голос:
— Ке-егни-и!
— Ну вот, опять, — вздохнул Кегни. — Давай-ка чеши отсюда. Я её отвлеку, пока она тебя не застукала.
Скай предпочла бы запрыгнуть обратно в вазу и понаблюдать за развитием событий, но было ясно, что Кегни прав. Поэтому, пожав ему на прощание руку, разведчица короткими перебежками — от кустика к кустику — добралась до мраморной статуи.
— Ке-егни! — голос приближался.
Скай с разбега бросилась в зелёный тоннель и — ТР-РЕСЬ! — врезалась в кого-то, так что они вместе клубком покатились по земле.
— Ай!.. — Скай ощупала свою голову проверяя, нет ли крови. Нет, вроде всё в порядке. Хорошо, что шляпа смягчила удар — иначе той из сестёр, которая так не вовремя оказалась у Скай на пути, сейчас бы не поздоровилось. Кое-как выпутавшись из клубка рук и ног, Скай отбросила волосы с лица и наклонилась посмотреть, на ком это она сидит…
Вот только это оказалась никакая не сестра, а совершенно незнакомый мальчик, примерно её ровесник. У него было бледное веснушчатое лицо и тёмно-русые прямые волосы. Мальчик лежал неподвижно, его глаза были закрыты.
— Эй, у тебя что, обморок? — заволновалась Скай. Сдёрнув с головы шляпу, она изо всех сил замахала ею у него перед носом. Однажды она видела в кино, как один ковбой таким приёмом приводил в чувство другого ковбоя. Но сейчас приём почему-то не срабатывал, глаза у лежащего не открывались. Тут ей вспомнилось: иногда в кино человека бьют по щекам, чтобы он очнулся. Конечно, не хотелось бы отвешивать пощёчину тому, кого она сама же только что сшибла с ног, — но что делать, помощь же нужна срочно. Надо значит надо, решила Скай, замахиваясь…
Мальчик открыл глаза.
— Ну наконец-то! — выдохнула Скай. — А я думала, ты умирать собрался.
— Нет пока.
— Как голова? Больно?
Мальчик потрогал рукой лоб и поморщился.
— Ничего, терпимо.
— Хорошо. Но на всякий пожарный я лучше провожу тебя домой. Ты где живёшь?
— я…
— ДЖЕФФРИ! — послышался голос миссис Тифтон где-то совсем рядом.
Скай быстро зажала мальчику рот ладонью и зашептала:
— Тссс! Это противная миссис Тифтон, которая всё время важничает. Злюка страшная! Главное, чтобы она не поймала нас в своём парке, а то…
Мальчик мотнул головой, стряхивая руку Скай, и медленно сел. Он ещё больше побледнел, хоть пересчитывай по одной все его веснушки.
— Слушай, тебе не плохо? — опять забеспокоилась Скай. — Ты будто опять собрался хлопнуться в обморок…
— ДЖЕФФРИ! Да где же ты?..
И тут Скай наконец всё поняла.
— Ой, — сказала она только.
— Извини, — с достоинством произнёс мальчик. — Меня мама зовёт. А ты мешаешь мне пройти.

Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант книги вы можете взять 
в Центральной городской библиотеке им А.С. Пушкина по адресу: 
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии книги вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации: "Знакомьтесь, это семейство Пендервик. Папа — профессор ботаники, и четыре его дочери: Розалинда (она самая старшая и ответственная), Скай (у нее самый взрывной характер), Джейн (вы скоро о ней услышите! Ну, по крайней мере, прочитаете ее первую книгу.) и Бетти (она самая-самая младшая, самая тихая и застенчивая и никуда не ходит, не нацепив на спину крылья бабочки). Еще у них есть собака — понятно, что, когда у тебя четыре дочки, без собаки обойтись совершенно невозможно!
    Пендервики — это семья, которая не может не ввязаться в историю. Вот и сейчас, отправляясь на летние каникулы в Массачусетс, они и не подозревают, какие приключения их ожидают. Прекрасный георгианский особняк — вместо скромного коттеджа, полный чудес сад, семейство кроликов, чердак, битком набитый настоящими сокровищами, а еще соседи, вернее, хозяева особняка: холодная и надменная миссис Тифтон и ее сын Джеффри, который станет настоящим другом для сестричек Пендервик.
    Какие бы сюрпризы и приключения ни поджидали героев, в одном будьте уверены — это лето они не забудут никогда."

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги