воскресенье, 22 июня 2014 г.

Джойс У. Ник Северянин и битва с Королем кошмаров

Глава первая В которой великая война вспыхнула вновь
Битва с Королем кошмаров началась давным-давно в одну лунную-прелунную ночь. В небольшой деревушке Тенглвуд маленький мальчик и его младшая сестренка резко открыли глаза и сели в своих кроватях. Как и большинство детей (и некоторых взрослых), ребята боялись темноты. Укутавшись в одеяло, они не осмеливались даже пошевелиться, чтобы зажечь свечу. Наконец мальчик высунул из-под одеяла руку и потянулся к шторе, чтобы отодвинуть ее. За окном плескалась чернильная ночь, и только далеко-далеко на небе горела яркая и полная Луна — единственный источник света в те далекие времена. Вдруг в проем окна заглянул серебристый лучик, он побежал по земле, пока не оказался в спальне ребят. Как и у всех лучиков — посланцев Луны, у этого была своя особая миссия — защищать детей. Лучик старался изо всех сил, его мягкий серебристо-голубоватый свет успокоил брата и сестру, и вот уже их головы стали медленно опускаться на подушки, дыхание стало ровным, и через мгновение дети мирно спали под защитой Луны.
«Все в порядке, — решил лучик. — Кроме ребят в комнате никого…»
Но внезапно лучик почувствовал что-то, и это что-то находилось даже не в детской и не в доме. Лучик срикошетил, отразившись в зеркале над комодом, и вылетел в окно. Он ярко сверкнул, озарив деревушку, побежал в окружающий ее еловый лес, играя серебром на сосульках и снежинках.
Разбудив нескольких летучих мышей и удивив сов, лучик пробрался по старой индейской тропе, которую в зимнее время заваливали сугробы, прямо в самое сердце леса — глушь, куда и летом-то редко забредали. Местные ее боялись и недолюбливали, стараясь держаться подальше. Как огонь на маяке, лучик разрезал мрак, пока не наткнулся на потайную пещеру. Необычной формы камни, напоминающие растаявший воск, обрамляли похожий на разинутую пасть вход. Пещеру наполняли плотные тени, казавшиеся живыми созданиями — еще немного, и они задышат. Лучик много путешествовал по земле, оберегая и защищая детей, но ему никогда не доводилось видеть нечто столь же зловещее, сколь представшее перед ним мрачное укрытие. Помедлив, лучик нырнул в темноту, смешавшись со сгустками мрака, — что ж, одновременно храбрый и безумный поступок. Лучик поплыл в кромешной тьме, которой, казалось, не будет конца. Через несколько мгновений он оказался перед подземным озером. Черная вода отразила неверный, ставший почти призрачным, свет лучика. В центре водоема возвышалась гигантская фигура. Она выглядела еще плотнее и темнее, чем окружавшие ее тени. Фигура была облачена в длинную мантию, черную, как пятно нефти. Лучик медленно ощупывал своим светом незнакомый предмет, но когда свет коснулся глаз фигуры… они открылись! Фигура живая! Тени заметались у ног незнакомца, издавая протяжные стоны, наполнившие пещеру невыносимым гулом. Они кружили и кружили, натыкаясь на каменные стены, словно волны на мол. Но вдруг лучик понял — это вовсе не тени! Этих созданий вот уже много веков не видел ни один посланец Луны. Страшилки и Кошмарики — слуги Короля кошмаров — вот кто населял пещеру! Свет лучика побледнел и замигал. Может быть, ему стоило бросить все и улететь обратно на Луну? Но если бы он так поступил, наша с вами история никогда бы не была рассказана. Поэтому храбрый лучик не отступил, а, наоборот, подкрался ближе к мрачной фигуре, пытаясь разглядеть, кто же находится в центре подземного озера. Внезапно свет лучика выхватил темное создание… Это был Бука, Король кошмаров! Алмазный кинжал торчал у него из самого сердца, пригвождая к черной мраморной скале. Осторожно лучик подобрался ближе, слегка касаясь своим светом хрустальной рукояти. Но странное дело, свет не засверкал, отражаясь от блестящей поверхности кинжала, а, наоборот, лезвие клинка принялось поглощать лунное свечение лучика, словно всасывая его внутрь! Лучик оказался в западне! Его крутило из стороны в сторону, пока он не оказался на самом конце лезвия — в замерзшем стеклянном сердце Буки. Грудь Короля кошмаров засветилась изнутри, пока бедный лучик отчаянно метался, пытаясь высвободиться. В сердце Буки стоял жуткий пронизывающий холод, какого не бывает даже в самых северных уголках нашего земного шара. Безнадежно трепеща и мигая серебристым светом, лучик обнаружил, что он не один. Там, где кончалось лезвие кинжала, в самом потаенном уголке сердца он смог различить светящуюся крошечную фигурку. Мальчик? Немного помедлив, лучик осветил голову миниатюрного создания. Внезапно мальчик начал расти! Разорвав грудь Короля кошмаров, он вырвал сверкающий кинжал из ледяного сердца Буки, освобождая повелителя ужасов. Лучика затрясло, он заструился по лезвию алмазного оружия в надежде на спасение. Но мальчик, подняв вверх руку с крепко зажатым кинжалом, в котором трепетал лучик, ракетой взмыл вверх. Он летел прочь из проклятой пещеры, разрушая по дороге ее своды и пробивая ледяной покров и толщу снега. Когда, наконец, его ноги коснулись мерзлой земли, внешне он ничем не отличался от обычного мальчишки. Конечно, если мальчишка может родиться из света и дымки.
Тем временем освобожденный Король кошмаров тоже принялся расти, словно гигантская груда угля. Он проделал тот же путь, что и мальчик, за несколько мгновений до этого — сквозь пласты снега и льда. Оказавшись на поверхности земли, Бука потянул ледяной дурманящий воздух. Сколько веков он находился в заточении в мрачной затхлой пещере! Одним взмахом своей чернильно-черной мантии он погасил Луну, а затем наклонился и впился пальцами в снег, пытаясь добраться до земли. Король кошмаров жадно вдыхал запахи леса — неукротимый голод сжигал его изнутри, почти лишая рассудка. Злой зимний ветер кружился вокруг, но Бука не обращал на него никакого внимания. Лишь одну вещь он мечтал заполучить больше, чем еду, — сновидения маленьких невинных деток. Все эти годы заточения Бука просто жаждал превратить хоть один добрый детский сон в кошмар. Но теперь, когда он вернулся на землю, детишки узнают, что такое жить в страхе! Все их сны станут кошмарами, и ни один малыш на свете не сможет избежать этой участи! Ужас и страх — вот что станет их повседневностью! Так Бука наконец-то отомстит всем тем, кто однажды осмелился заточить его в вонючую сырую пещеру! Победные мысли об отмщении наполняли разум Короля кошмаров, рождая вокруг него черные зловещие тучи. Из бездонного провала, которым являлась пещера, один за одним стали вылетать Страшилки и Кошмарики, повинуясь призыву своего повелителя. Тысячи и тысячи созданий вылетели на поверхность земли, оглушая тишину зимнего леса ужасным визгом. Порождения ночи, словно гигантские летучие мыши, разлетелись по окрестностям, проникая в сны спящих людей. Все, кто, к несчастью для себя, жил неподалеку, в ту ночь не смогли мирно спать, кошмары терзали их до самого рассвета.
Тем временем лучик совершенно обезумел от ужаса. Что он натворил! Он освободил самого Буку! Надо немедленно вернуться на Луну и обо всем доложить Лунному Царю. Но вдруг лучик вспомнил детей, которых он незадолго до этого оставил спящими в спальне. А что если Страшилки уже пробрались к ним и мучают их всякими ужасами во сне? Но как он сможет помочь, если до сих пор находится в ловушке в алмазном кинжале? Лучик засветился так ярко, как только позволяли ему силы. Сверкающее оружие задрожало в руке мальчика, указывая ему путь. Мальчик послушался и через несколько мгновений оказался у окна детской. Он уселся на подоконник и посмотрел на спящих детей. Внезапно у него защемило сердце, что-то теплое волной разлилось по телу. В его памяти всплыли давно забытые картины прошлого и чья-то тихая колыбельная. Но воспоминания тут же исчезли, как будто их и не было, оставив мальчика разочарованным и неожиданно грустным.
Вдруг сгусток темноты прошмыгнул мимо мальчика, проникнув сквозь стекло. Две Страшилки летали, нависая над спящими братом и сестрой. Дети раскинулись на постелях, не подозревая о грозящей опасности. Словно седьмое чувство подсказывало мальчику, что надо делать. Он молниеносно спрыгнул с подоконника, поднял с земли отломанную ветром ветку, закрепив на ее конце алмазный кинжал. Мальчик нацелил свое смертельное для всего зла оружие прямо в окно. Струящийся от острия кинжала свет залил комнату. Страшилки кинулись в самый темный угол детской, пытаясь укрыться во мраке. Во второй раз за сегодняшний день лучик засиял со всей своей силой. На этот раз для Страшилок все было кончено. С тихим стоном они свернулись, словно древесная стружка в языках пламени, зашипели и бесследно исчезли. Дети повернулись на бок, обхватив руками подушки, и блаженно улыбнулись. При виде их улыбок мальчик тихо рассмеялся.
Тем временем высоко в небе на Луне не было повода для радости. Лунный Царь, тот, кого мы привыкли называть Малышом, был в полной готовности. Что-то шло не так. Каждую ночь он посылал на землю тысячи лучиков, а под утро они возвращались обратно с докладом о произошедших событиях. Если они все так же ярко светились, как и в тот момент, когда он приказывал им лететь на Землю, то все было хорошо, но если они темнели или тускнели, возвращаясь обратно на Луну, Царь знал, что детям требуется его помощь. Почти тысячу лет все шло гладко: лучики прилетали яркими и довольно серебрились. Но сегодня ночью один лучик не вернулся. И впервые за долгое время Лунный Царь затрепетал от ужаса, такого ужаса он не испытывал очень давно…
(обратно)
Глава вторая В которой подтверждается важность знания языка насекомых
Где-то среди бескрайних лесов Восточной Сибири потерялся маленький городок Сантофф Клауссен, в котором жил один из немногочисленных живущих на этом свете великих магов — Омбрик Салазар. Тем утром он вел умную беседу с ночными насекомыми, проще говоря, с Лунным Мотыльком, несколькими светлячками и светящейся гусеницей. В этом не было ничего необычного, поскольку Омбрик знал несколько тысяч языков. Он свободно владел всеми диалектами жуков, птиц, чудовищ. Маг даже мог разговаривать с гиппопотамами. Когда он переключил свое внимание с Лунного Мотылька на светлячка, несколько сельских ребят, идущих домой из школы, показались неподалеку. Они еще только начали изучать языки насекомых, разбирая азы самых простейших — языка муравьев, червей и улиток (наречия мотыльков и светлячков были одними из самых трудных, а светящихся гусениц и подавно), но по одному тону беседы смогли догадаться, что происходит нечто нехорошее. Дело в том, что Омбрик был магом, обладающим просто экстраординарным спокойствием. Ничто не могло удивить его или вывести из себя. Впрочем, это и понятно. Омбрик — один из последних людей, спасшихся с Атлантиды. На своем веку он столько всего повидал и сделал, что ничто не могло потревожить его спокойствие. Маг обладал многими способностями, среди которых умение разговаривать со своими филинами посредством телепатии, умение проходить сквозь стены и умение превращать свинец в золото. Омбрик даже поучаствовал в изобретении времени, гравитации и надувных мячей! Но сегодня, когда он разговаривал с насекомыми, дети впервые видели его озадаченным и взволнованным. Маг хмурил брови и неодобрительно качал головой, а затем повернулся к ребятам и сказал то, что прежде они никогда от него не слышали:
— Сегодня занятий не будет! Возвращайтесь домой… живо!
Дети замерли на месте. Удивительно и даже немного грустно! Уроки у Омбрика никогда не заканчивались раньше положенного времени и уж тем более не отменялись. Наоборот, порой занятия длились так долго, что магу приходилось останавливать время, чтобы ребята могли хоть немного передохнуть. Причина была проста. Все, за что ни брался Омбрик, он делал с редким воодушевлением, а обучение ребят выходило у него еще и увлекательным, и веселым. Он учил их не только поворачивать реки вспять, накладывая заклятие на потоки воды, но и лазить по всем выступающим из земли предметам и сооружениям, строить катапульты, а также познавать секреты разума.
«Чтобы догадаться, что кто-то притворяется, — говаривал Омбрик, — надо преодолеть все препятствия времени и пространства».
Проще говоря, единственной целью этих занятий было сделать мечту, неважно какой бы фантастической она ни была, реальностью.
Расстроенные отсутствием занятий и непривычным свободным временем, ребята неохотно поплелись домой. Некоторые из них жили на деревьях, некоторые под землей, а некоторые и там, и там. Дело в том, что Сантофф Клауссен не походил ни на один город на земле. В каждом доме находился секретный подземный ход или потайная ловушка или, на худой конец, волшебная комната. Телескопы и крыши, сделанные из вечнозеленых побегов, которые по малейшему желанию втягивались внутрь строения, были нормой для этих мест. Пожалуй, город стал отражением мечты Омбрика. Маг всегда желал невозможного. Со времен, когда он был очень молод, Омбрик побывал во всех уголках земного шара в поисках идеального места, чтобы построить город мечты для себя и своих последователей. Так бы он и скитался, пока его не подбил метеорит (к счастью для мага, он взорвался двумя холмами левее). Омбрик исследовал еще горячий кратер и обнаружил в самом центре его молодое деревце, пережившее падение иноземного тела. Деревце так ярко светилось зеленоватым светом, что маг тут же подумал, будто это свечение самих древних звезд. Омбрик имел неосторожность наклониться в кратер, и деревце тут же потянулось к нему — оно росло чрезвычайно быстро, прямо на глазах. Вот чудо природы! Или космоса. Дерево росло и росло, раскидывая ветки и корни во все стороны, и выросло до таких размеров, что маг смог укрыться в нем и устроить себе жилище. Все произошло так, как он и мечтал! Первыми, кто пришел посмотреть на этот живой дом, стали дети. Они назвали его Корневищем. Так Омбрик обзавелся своей штаб-квартирой, в которой он всегда был готов радушно принять посетителей. Постепенно рядом с деревом стали селиться и другие люди, и со временем поселение превратилось в небольшой городок, который маг назвал Сантофф Клауссен, что на языке Атлантиды значило «место мечты».
Омбрик работал день и ночь, чтобы превратить Сантофф Клауссен в рай для тех, кто хочет учиться — просвещенное место, где никто не будет смеяться над человеком, если он решит совершить что-либо… пусть даже и нереальное на первый взгляд. Так в городок со всего мира стали стекаться изобретатели, ученые, художники, мечтатели.
Маг знал, что не все одинаково относятся к знаниям. Взять хотя бы бедного Галилео. Что только с ним сделали глупые итальянцы за то, что он осмелился предположить, будто Земля вращается вокруг Солнца. Поэтому Омбрик решил возвести магические барьеры, которые бы, подобно Великой китайской стене, окружали его идеальный мир от глаз чужаков. На это ему, как и древним китайцам, потребовались столетия. В первую очередь он вырастил живые изгороди из папоротников и виноградников, чтобы защитить сердце Сантофф Клауссена. На руку магу было и то, что земля в городке богата звездной пылью, которая действует как естественное удобрение, так что живые изгороди вымахали и разрослись до чудовищных размеров. Папоротники и виноградная лоза переплелись так тесно, что создали неприступные заросли, окружившие город плотным кольцом. Высота живых стен достигала чуть ли не трех метров, а для устрашения непрошеных гостей на растениях выросли шипы размером с хорошее копье. Но, к сожалению, не все шло так, как мечталось Омбрику. Людей в Сантофф Клауссен зачастую влекла не мечта об образовании и познании, а слухи о несметных сокровищах, якобы укрытых на территории города. Дело в том, что, как и большинство верховных магов, Омбрик мог создавать из воздуха бриллианты и прочие драгоценные камни редкой красоты. Обычно он их использовал для приготовления особенных эликсиров. Правда, стоило их только использовать один раз, как они тут же теряли всю свою цену — исчезал блеск. На глаз теперь и самые прекрасные бриллианты было не отличить от простых стекляшек. Как видите, слухи были не совсем беспочвенными. Правда, настоящими драгоценностями Сантофф Клауссена были вовсе не самоцветы. Пожалуй, искатели сокровищ порядком разочаруются.
Как бы там ни было, а сплетни всегда разносятся очень быстро, поэтому все новые и новые любопытные приходили в городок. Их встречал разъяренный маг, готовый обрушить на головы глупцов проклятия. Так рождались и множились слухи. Омбрика называли еретиком, колдуном и даже хуже. Поговаривали, что он крадет у жителей Сантофф Клауссена души и его надо сжечь на костре, как средневековую ведьму. Невежество людей заставило Омбрика воздвигнуть вокруг города еще одно кольцо защиты — гигантский черный медведь должен был патрулировать границы города. Преданность и неподкупность медведя не вызывали сомнений, поэтому он стал надежным средством от любопытных. И, наконец, маг предусмотрел и третий барьер для иноземцев — магические дубы, корни которых могли внезапно подниматься из земли и преграждать путь любому, кто нес в своем сердце зло. Омбрику пришлось перелопатить семь своих самых старых журналов по магии, прежде чем он нашел нужное заклинание. Ну а если захватчики попадались особенно хитроумные, то на этот случай Омбрик придумал еще один трюк — женщину-привидение, настоящую чаровницу, способную заманить в ловушку любого. Тело призрачной соблазнительницы украшали бессчетные драгоценности, и, пока люди с неблаговидными намерениями любовались ею, она превращала их в камни. Теперь злодеи служили на пользу городку — хорошие крепкие камни в крепостной стене никогда не повредят! Усилия Омбрика не прошли бесследно — год от года становилось все меньше и меньше желающих попасть в Сантофф Клауссен. Место обрастало легендами, о которых со временем забывали. Ходили лишь слухи, что город проклят, заколдован, поэтому никто не решался пробовать на своей шкуре, так ли это на самом деле. Мрачные тайны люди предпочитают оставлять неразгаданными.
Чего не скажешь о самих жителях Сантофф Клауссена. Вот кто-кто, а уж они-то любили разгадывать всякие загадки. Самой любимой из них была тайна заклинаний Омбрика. Жители обожали навещать мага без предупреждения, надеясь застать того за приготовлением какого-нибудь удивительного эликсира, например, заставляющего свиней разговаривать, а жаб — плеваться стрелами. Очутившись в доме Омбрика, они готовы были часами слушать учителя. Собравшись вокруг стола мага, любопытные таращились на диковинные вещицы, загадочные механизмы, кипящие колбы и реторты, в которых пенились эликсиры всевозможных цветов, глобусы изведанных и неизведанных миров, часы для остановки времени, инструменты странного назначения, крылатые летательные аппараты, манипуляторы погоды, увеличительные стекла такой мощности, что они могли показывать тайные письмена микробов и бактерий. И книги. Бессчетное количество книг. Горы книг, содержащих все зафиксированные человечеством знания. Детям особенно нравилось слушать истории о поющих русалках острова Занзибар, о пиратах с реки Янцзы, о гигантских чудовищных снежных людях, которые своим ревом сотрясают вершины гор на границе миров.
Но этим утром, когда Омбрик вернулся после разговора со своими друзьями-насекомыми, ему надо было побыть одному в тишине кабинета. Сегодня никаких детей в Корневище! Маг вытащил самую старую из своих книг и с удвоенным вниманием погрузился в чтение. Время от времени он морщился и хмурил седые брови. Насекомые рассказали ему о том, что стали свидетелями странных и подозрительных вещей в его заколдованном лесу! Появились мрачные тени, подкравшись незаметно. Безмолвные тени странной формы. И с каждым днем они будут забираться все глубже и глубже в лес, пока не достигнут… Корневища.
Глава третья Жутковатая прогулка в лесу
Омбрик продолжал сидеть в своем кабинете в Корневище, пока не засверкали первые светлячки. Наступала ночь. Маг чувствовал — древнее зло возвращается, но у него не было ни плана, ни зелья, чтобы противостоять козням темных сил. Как бы там ни было, Омбрику всегда нравилось отдыхать в своем кресле и размышлять над происходящими событиями, созерцать жизнь, плавно текущую вокруг него. Пока ничего нового и неожиданного не происходило, можно было не беспокоиться.
Вечера в Сантофф Клауссене ничем не походили на вечера в обычных деревушках. Как правило, загорающиеся светлячки сигнализировали окончание дня — приходило время закрывать магазины. Но в Сантофф Клауссене с приходом вечера все только начиналось: выдвигались телескопы, проводились эксперименты, мозги закипали от новых смелых идей. Дети приставали к родителям с вопросами вроде «Можно ли поймать сон?», или «А если долго мечтать о полетах, можно ли на самом деле взлететь?», или «Правда, что игрушки оживают по ночам, когда никто не видит?». Все новые и новые возможности становились реальностью в руках умелых изобретателей. Правда, проблемы начинались, когда требовалось вести детей спать. А те в свою очередь очень умело и хитро избегали этого, ведь родители говорили страшную фразу «Пора в кровать!».
В жизни Сантофф Клауссена вечер и связанное с ним укладывание спать превращались в настоящее испытание. Например, однажды дети замаскировались под статуи, в другой раз нашли способ спрятаться в картинах. Неоднократно они убегали в лес, где медведь, охраняющий рубежи города, прятал их по обоюдному желанию от родителей. Но излюбленным развлечением было скакать на северных оленях по лесу, пока запыхавшиеся родители тщетно пытались остановить своих от души веселившихся чад. Наконец родителям надоело изобличать детские хитрости, и они изобрели специальные ловушки. Попавшийся в такую ловушку ребенок будет вымыт, причесан, переодет в пижаму и катапультирован прямо в кровать. Но дети в свою очередь тоже не отставали и научились избегать подобных ловушек. Таким образом, каждый вечер превращался в настоящее сражение взрослых и детей. Омбрик от души веселился, наблюдая, как дети применяли весь свой арсенал хитрости, правда, иногда терпение мага лопалось. Однажды детвора забралась на дозорный мост, тянувшийся над городом, и выкрасилась в волшебные краски Омбрика — теперь их нельзя было отличить от неба и звезд. Ребята так бы и просидели наверху, радуясь своей безнаказанности и наблюдая за взрослыми, которые, сбившись с ног, их искали.
Но сегодня вечером все было по-другому. Дети жаловались на усталость и говорили, что хотят спать. Добровольно идти в кровать — что-то подозрительно новенькое! Родители недоумевали: то ли это очередная уловка, то ли подарок небес, то ли эпидемия неизвестной болезни. Впрочем, уставшие от ежевечерних сражений мамы и папы с удовольствием укладывали детвору в постели, радуясь временной передышке.
Но стоило только родителям уснуть, как дети вскакивали с кроватей — план неожиданно сработал! Пробравшись незамеченными мимо Корневища, они направились к запретному лесу. Ребята надеялись расспросить насекомых о том, что стряслось и почему Омбрик был так расстроен. После того как маг отправил их прочь из своей лаборатории, отменив занятия, они попытались поговорить с муравьями и слизняками (слизняки разговаривали на похожем с гусеницами наречии). Впрочем, то, что ответили детям насекомые, было сложно понять, потому что в лексиконе последних не было слов «незнакомый» и «чужак». Правда, одной девочке, которую звали Кэтрин и которую вырастил сам Омбрик, все-таки удалось более или менее понять смысл сказанного муравьями и слизняками.
— В лесу творится что-то странное, — сообщила она остальным детям. — Насекомые сами не знают, что там такое.

Ребятам и в голову не приходило, что неожиданные посетители леса могут нести с собой зло. Их просто снедало любопытство — то качество, которое старый маг усердно пестовал в них. Поэтому сегодня вечером с фонариками в руках дети решили отправиться на разведку в лес. Двигаясь знакомыми тропами, они продвигались все дальше и дальше в чащу. Странное дело — ни филин, ни бурундук их не поприветствовали. Им не встретился даже вездесущий скунс. Дети не услышали и гигантского медведя, чье топанье и фырканье разносилось за много километров в лесной глуши. Лес, безмолвный, вымерший, словно замер в ожидании. Слабый лунный лучик серебрил побеги виноградной лозы и толстые стебли папоротников. Дети нервно переглянулись. Никто не хотел поворачивать назад, признаваясь в своей трусости, ведь Омбрик всегда называл их отважными маленькими дьяволятами. Ну и кого такие храбрецы могут испугаться? Но вдруг легкий ветерок, гулявший до этого в листве, замер, повисла давящая звенящая тишина, и детям впервые стало по-настоящему страшно. Они прижались друг к другу, хватаясь за рукава близстоящих товарищей. Перед ними росли черные-черные тени, эти тени были темнее самой непроглядной ночи. Они сгущались и плескались, словно чернильные пятна в воде. Ни одного крика не вырвалось у детей, пока первые Страшилки не приблизились к ним вплотную.
Уважаемые читатели, напоминаем:
бумажный вариант книги вы можете взять
в Центральной городской библиотеке им А.С. Пушкина по адресу:
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33!
Узнать о наличии книги вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации:"Однажды ночью прокравшийся в пещеру лунный лучик освободил Буку — ужасного и мрачного Короля кошмаров. Теперь дети затерянного в лесу волшебного городка, Сантофф Клауссена, не смогут больше спокойно спать: Кошмарики и Страшилки — подручные Буки, — замучают их во сне. Но Лунный Малыш всегда готов прийти на помощь. На выручку в Сантофф Клауссен он посылает Ника Северянина — головореза и разбойника… (Да-да! Не удивляйтесь! Именно его!) И с этих пор началась история самого любимого всеми ребятами персонажа — Санта-Клауса…"

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги