среда, 26 ноября 2014 г.

Джоблинг К. Верлорды. Тень Ястреба.

Часть I
Уцелевшие
1. Дикий берег
О его появлении объявили звуки — эхом разнесшаяся по джунглям странная смесь лая, гудения, рева. Копошившиеся на речных берегах мелкие животные побежали искать укрытия в густом лесу, уступая дорогу приближавшемуся человеку. Он плыл, яростно колотя руками и ногами по солоноватой воде речного устья, увеличивая расстояние от оставшегося у него за спиной пляжа и стараясь поскорее достичь мелководья, где можно будет встать ногами на песчаное дно. Сквозь раскинувшийся над головой изумрудный купол леса кое-где пробивались солнечные лучи, ненадолго освещавшие человека, когда он проплывал сквозь них, оставляя за собой пенистый след.
Дрю Ферран постоянно оглядывался назад, выискивая глазами своих преследователей. Остановиться он не мог ни на секунду — если его настигнут, он вновь окажется в трюме невольничьего судна. Поблизости раздался резкий крик какого-то животного — от неожиданности Дрю сбился с ритма, громко всплеснул руками. По обоим берегам неширокой мелкой реки какие-то неясные фигуры перебирались от дерева к дереву, прыгали по нависавшим над головой Дрю веткам. Не так далеко раздавались крики людей, посланных в погоню за ним графом Кессларом. Дрю поспешил продолжить свой путь — выбирая из двух зол, он предпочел бы скрыться в глубине дикого леса.

На оставшемся за спиной Дрю приморском пляже все еще царил хаос. Когда «Баньши» бросил якорь, чтобы дать возможность интенданту со своей командой сойти на берег за провизией, остальные члены экипажа, воспользовавшись передышкой, отправились купаться или просто развалились на палубе. Тогда же корабельный кок принес Дрю его обед — кусок протухшей солонины на тяжелой стальной тарелке. Охранник, естественно, отпер дверь камеры, чтобы впустить кока, и в ту же секунду Дрю словно взорвался. Спустя несколько секунд и кок, и охранник уже лежали на полу камеры без сознания — тарелка оказалась на удивление удобным оружием.
Появившись на забитой работорговцами палубе, Дрю не стал задерживаться, чтобы сказать им «до свидания!» — окинул коротким взглядом недальний, поросший тропическим лесом берег и бросился за борт. Вода в океане оказалась холодной, но и Дрю не был неженкой, они вместе с его братом Трентом с детства привыкли плавать в Белом море.
Так что здешнюю водичку скорее можно назвать тепленькой, если сравнивать ее с морем у Холодного побережья. Вынырнув на поверхность, Дрю глотнул воздуха, опустил голову и быстро поплыл, не оглядываясь назад, к берегу. Совсем недавно Дрю потерял кисть на левой руке — плыть без нее было намного труднее, но стремление к свободе, такой близкой и желанной, помогало ему легко справиться с этой помехой, наполняло его огромной энергией.
Прикованный за левую руку лордом-крысой Ванкасканом в тронном зале Хай Стебл и окруженный надвигающимися на него ходячими мертвецами, Дрю, по сути, не имел выбора. Он откусил себе запястье левой руки, чтобы выжить и продолжать сражаться. Кисти не стало, однако фантомные боли напоминали ему об этой утрате и по сей день.
Выбравшись на золотой песок пляжа, Дрю посмотрел назад и увидел плывущие к берегу шлюпки. Сидевшие в них матросы громко перекрикивались друг с другом, сговариваясь о том, как будут ловить беглеца. На другой стороне пляжа из леса показался интендант со своей командой. Побросав на землю корзины с фруктами, его люди тоже погнались за Дрю, бросившимся к краю джунглей.
Река, по которой плыл Дрю, текла к морю из глубины джунглей. Поскольку тропический лес на ее берегах выглядел слишком густым, чтобы пробираться по нему, Дрю решил как можно дальше уйти от пляжа прямо по реке. Он почесал себе горло, проклиная ошейник, который надели ему на шею подручные Кесслара. Когда Дрю удастся избавиться от этого ошейника, он снова сможет трансформироваться в Волка. Даже удивительно, как быстро стала для него потребностью незнакомая ему еще совсем недавно способность превращаться в Зверя. А ведь не так давно он был простым сельским пареньком, вполне довольным своим уделом. Открывшиеся в нем сверхчеловеческие способности и последовавшие затем события открыли Дрю тайну его происхождения — он был последним из королевской семьи волков-оборотней, или Вервольфов. Со временем Дрю научился управлять своими трансформациями и превращался в Волка, когда это нужно было ему для того, чтобы спасти своих друзей или уничтожить врагов.
Дрю задел ногами за что-то твердое на речном дне, от толчка кувыркнулся вперед, уйдя с головой в воду. Бешено подгребая руками и ногами, он вынырнул на поверхность, судорожно глотнул воздух. Что-то большое коснулось бока Дрю, а затем сильно ударило его снизу по ногам. От удара Дрю взлетел в воздух, затем шлепнулся назад в реку и ушел под воду.
Он открыл глаза, всмотрелся сквозь завесу взбаламученных песчинок и увидел приближающуюся темную фигуру с огромной, широко раскрытой пастью с рядами острых, зазубренных зубов. В последний момент Дрю оттолкнулся ногами и счастливо успел уклониться от челюстей за мгновение до того, как они щелкнули.
Выскочив на поверхность, Дрю жадно глотнул воздух и только теперь осознал опасность своего положения. Сейчас он мог целиком рассмотреть кружащее под водой чудовище. Длиной оно было около пяти метров и не походило ни на одного зверя из тех, с кем доводилось когда-либо встречаться Дрю. Кожа чудища была темно-зеленой, с каким-то серым оттенком, по всей спине, до самого кончика бешено хлещущего хвоста, проходил гребень из жестких шишковатых выступов. Чудовище ненадолго высунуло из-под воды свою приплюснутую голову, нашло Дрю своими немигающими желтыми глазами, показало огромные, почти метровой длины челюсти с торчащими из них десятками неровно посаженных острых зубов. Этот монстр напоминал рептилию, наподобие хорошо знакомых Дрю с раннего детства каменистых ящериц, но, в отличие от них, выглядел благодаря своим чудовищным размерам ужасным, словно сказочный дракон.
Вода взметнулась фонтаном, когда монстр бросился на Дрю, заставив его отпрянуть назад. Чудовище схватило зубами ногу Дрю и начало вращаться, пытаясь утащить юношу под воду. Затрещали, разрываясь, надетые на Дрю штаны, и он выскочил из них, радуясь тому, что в пасти монстра остались только они, а не он сам. Дрю сильно оттолкнулся ногами и поплыл, стараясь поскорее оказаться как можно дальше.
Он ударился о дно и стал карабкаться на сушу, продираясь сквозь липкую тину, цепляясь пальцами здоровой руки за глинистый, скользкий берег. Над головой он видел торчащие из земли голые корни — Дрю подпрыгнул, желая ухватиться за них, но не дотянулся и с шумом свалился назад, в воду. Поднялся на ноги и пошел вдоль глинистого берега, ища более удобное для высадки место. Ухватив проплывавшую мимо него ветку, Дрю решил использовать ее как крючок, зацепил веткой торчащие над головой корни и попытался пригнуть их, но обернулся, услышав за своей спиной громкий всплеск.
Из воды показались челюсти чудовища — оно стремительно приближалось. Дрю быстро повернул ветку, засунул ее прямо в раскрытую пасть и изо всех сил протолкнул прямо в утробу монстра. Ветка вошла в глотку монстра, как меч в ножны. Чудовище забилось, бешено защелкало зубами, пытаясь перекусить застрявшую у него в горле ветку. Дрю решил не дожидаться, чем это закончится, нырнул и снова поплыл. Позади себя он слышал хруст перемалываемой в челюстях ветки. «Поторапливайся, Дрю! В следующий раз захрустят твои кости!» — подумал он.
Силы начали оставлять Дрю, юноша измотался, убегая вначале от своих преследователей, а затем сражаясь с чудовищем. К счастью, он заметил упавшее дерево — оно свалилось кроной в воду. Дрю пополз вверх по стволу, обдирая в кровь свою ладонь о жесткую кору и громко крича от боли. За своей спиной он слышал плеск воды — чудовище было уже совсем близко.
Дрю ждал смертельного удара сзади, но не дождался. Вместо этого в воздухе мелькнула веревочная сеть, утяжеленная привязанными к ее краям свинцовыми шариками. Сеть опустилась на чудовище и затянулась — монстр беспомощно затрепыхался в ней. Чем сильнее дергалось чудовище, тем сильней затягивалась сеть. В лагуну полетели новые веревки, обхватывая своими петлями тело монстра. Сеть и веревки бросали с берега подошедшие сюда матросы «Баньши».
Ствол упавшего дерева закачался, кто-то спускался по нему с берега. Дрю поднял голову и увидел Джоджо, точнее его силуэт, освещенный падавшим в спину работорговца лучом света. Кожаная нашлепка прикрывала его пустую левую глазницу — этот глаз ему выбил Дрю во время схватки в Хаггарде. А вот необычный шрам на обнаженном плече Джоджо Дрю заметил впервые — треугольник внутри круга. «Похоже на клеймо, которое мы выжигали нашим коровам на ферме», — подумал Дрю.
— Ты был в шаге от смерти, Волк.
Дрю оглянулся на чудовище. Матросы обступили монстра в воде и сейчас связывали ему веревками лапы и челюсти.
— Что это за зверь? — спросил Дрю.
— Крокодил. Если тебе нравятся такие зверюшки, ты полюбишь Печь!
Сухой треск хлыста Джоджо заставил вздрогнуть всех стоявших в воде матросов. Длинный кожаный ремень обернулся вокруг шеи Дрю. Задыхаясь, он ухватился за него здоровой рукой, а Джоджо все туже затягивал удавку на шее своего пленника, у которого начали выкатываться глаза.
— Не трепыхайся, парень, — сказал Джоджо, притягивая к себе, словно удочкой, пойманного, задыхающегося вервольфа. — И добро пожаловать назад, на «Баньши»!
2. Военнопленные
Два капитана стояли на коленях на палубе «Мальстрема» рядом друг с другом, но держались совершенно по-разному. Тот, что постарше, опустил свою голову, но искоса осматривался вокруг, оценивая сложившуюся ситуацию. В таком почтенном возрасте ему следовало бы находиться где-нибудь далеко отсюда, тихонько сидеть, греясь у горящего камина, а не стоять на коленях на палубе пиратского корабля. Второй капитан стоял, выпрямив спину, выкатив грудь, ненавидящими глазами смотрел на своих врагов и не переставая поливал их отборной бранью. Этот капитан был намного моложе первого и держался нагло, не сомневаясь в том, что его вскоре убьют вместе с его товарищем.
Перед пленниками расхаживал граф Вега, давая молодому капитану, что называется, выпустить пар. Позади Веги стоял герцог Манфред, лорд-олень из Стормдейла, и спокойно наблюдал за происходящим. Рядом с герцогом находилась королева Амелия, она опиралась на руку герцога, поскольку корабль довольно сильно качало на волнах. За плечом Амелии стояла Бетвин, ее фрейлина, всюду следовавшая за королевой. Верлордов окружала толпа пиратов, державшихся от них на почтительном расстоянии.
Барон Гектор, юный лорд-кабан из Редмайра, держался позади двух пленников, наблюдая за вышагивающим вперед и назад лордом-акулой. Гектор и его товарищи ускользнули из Хайклиффа, захваченного лордами-псами из Омира и лордами-котами из Баста. Гектор, Вега и Манфред были членами Совета, созданного для поддержки Дрю Феррана, юного Вервольфа и законного наследника трона Вестланда, после того, как был смещен король-лев Леопольд. Осадив Льва в замке Хайклифф, Совет Волка взял город под свой контроль, продолжал держать в осаде свергнутого короля и дожидался его капитуляции. Но после вторжения сильных и многочисленных союзников Леопольда всем им пришлось бежать из Хайклиффа, спасая свои жизни. Побег был трудным, враги пустились в погоню, и оставшиеся сторонники Волка едва успели буквально запрыгнуть на борт пиратского корабля «Мальстрем». Капитан-акула ушел буквально из-под носа противников.
Пленники знали его. Еще бы им его не знать! Имя Веги, Принца пиратов с островов Кластер, гремело по всему Белому морю. Когда улизнувший из Хайклиффа маленький потрепанный флот заметили у берегов Вермайра, три судна бросились за ним в погоню. Зная, что остальные суда его флотилии не приспособлены к боевым действиям, Вега услал их вперед, в порт Руф в Стурмланде, где они должны были дожидаться его, а сам развернул «Мальстрем» и обрушился на преследователей. «Мальстрем» вклинился в строй вражеских кораблей и начал теснить их к берегу, дальше от своих уходящих в море гражданских судов.
— Когда Кракен приберет тебя к себе, он отправит тебя на дно, кормить крабов. Гулю даже не придется тратить время на то, чтобы опустить на тебя свой меч, — не унимался молодой капитан, в то время как его товарищ продолжал молчать.
— Дорогой мальчик, боюсь, это не причинит мне особого вреда, — вздохнул Вега.
«И он прав», — подумал Гектор. Как все оборотни, лорд-акула был неуязвим для большинства ран и мог быстро залечить даже те из них, которые оказались бы роковыми для простого смертного. Конечно, из этого правила существовали исключения — оборотня мог убить напавший на него другой оборотень или даже человек, имеющий серебряное оружие.
«Не слишком ли много вокруг колдовства, братец? — прошипел на ухо Гектору бес-Винсент. — Не забыть ли нам на время о магии?»
Гектор повел плечами, отгоняя темного духа прочь. Гектора нервировал этот постоянно преследующий его голос мертвого брата, особенно то, что слышал его только он один. Так случилось, что Гектор был непосредственным виновником гибели своего брата-близнеца, и за этот свой проступок он расплачивался постоянно, каждый день. Гектор нервно потер большим пальцем правой руки затянутую в перчатку ладонь левой руки. Кожаная перчатка скрипнула, когда он обвел черную метку на ладони. Это пятно впервые появилось у Гектора после того, как он оживил мертвого шамана Лесовиков — это случилось уже довольно давно, в Дайрвудском лесу. Разговаривать с мертвыми было запрещено всем без исключения магистрам, но тогда, в Дайрвуде, для них с Дрю это был единственный способ выяснить, где спрятали их похищенную подругу Гретхен дикие Лесовики и их госпожа, Змея-оборотень.
После каждого нового сеанса общения с мертвыми темное пятно разрасталось, занятия черной магией не проходили бесследно. Поморщившись, Гектор сжал обтянутые перчатками руки в кулаки и вновь принялся смотреть на захваченных в плен пиратов.
— Ты считаешь себя таким крутым, Вега, но тебе просто фартит! Наш «Трефовый Туз» сам напоролся на те подводные камни, не твоя это была заслуга и не твоего «Мальстрема»!
Можно было понять молодого капитана — кто не огорчится, если его корабль налетит на подводные камни? Шедшее за «Трефовым Тузом» судно не успело отвернуть в сторону и врезалось ему в корму, оба корабля перевернулись, и их экипажи оказались в воде среди обломков досок и порванного такелажа. После этого «Мальстрем» остался один на один с большим, но менее быстрым и поворотливым «Левиафаном». Против такого искусного капитана, как Вега с его отборным экипажем, у «Левиафана» не было ни единого шанса. Быстрый «Мальстрем» ловко уклонялся от выстрелов «Левиафана» и сам прицельно обстреливал его из пушек, порвал ему паруса, поджег горящими стрелами палубу. Вскоре все было кончено — капитан «Левиафана» приказал поднять на мачте белый флаг и сдался графу Веге.
— Удача здесь ни при чем, Фиск, — сказал старый Рэнсом, капитан «Левиафана». — И не было случайностью то, что ты напоролся на те камни. Просто твой противник оказался сильнее. Если бы ты послушался, когда я приказывал держаться сзади, твой «Туз» не превратился бы в кучу щепок. И перестань ныть — тебя обставили как мальчишку.
— Ну, что я могу сказать? — улыбнулся Вега. — Да, я хорошо знаю эти воды. А теперь, когда все закончилось, я хотел бы услышать о ваших хозяевах.
— Ничего я тебе не скажу, рыба! — надменно ответил капитан Фиск. — Когда Кракен найдет тебя, он разрежет тебя на куски!
Гектор поежился, представив на секунду, какая судьба ждет членов Совета Волка, попади они в руки лорда-кальмара Гуля, известного всей Лиссии под прозвищем Кракен.
О Гуле рассказывали ужасные вещи, он был настоящим проклятием Белого моря и не щадил никого, кто попадал ему в руки… или щупальца? Лорд-кальмар много лет был глазами и ушами короля-льва Леопольда, за что получил от него острова Кластер, принадлежавшие прежде графу Веге.
— Да, да, это я уже слышал, — кивнул Вега. — Кракен то, Гуль это, бла-бла-бла, наделает из меня котлет — утомил ты меня, Фиск. Но ты забываешь о том, что этот многорукий дурак в свое время работал на меня. Кого-кого, а уж Кальмара я хорошо знаю.
— Тогда должен знать и то, что он не прощает тех, кто разочаровал его.
— Что ж, пусть приготовится к тому, что вскоре сильно разочаруется в самом себе, если надеется когда-нибудь победить «Мальстрем» со своей армией тухлых шпрот. Даю тебе последний шанс, Фиск. Говори, какие у Гуля планы? Состав его флота? Скажешь, и я, так и быть, сохраню тебе жизнь.
— Скорее отправлюсь на дно к Соше, — нагло огрызнулся Фиск, буквально выплюнув в лицо Веге имя страшной морской богини.
Вега одним плавным, стремительным движением выхватил из ножен свою шпагу, вонзил ее в сердце Фиску и вытащил назад. Стоявшая позади него толпа испуганно ахнула, и громче всех королева Амелия. Капитан «Трефового Туза» рухнул на палубу, глядя в небо немигающими мертвыми глазами, в которых навсегда застыло удивление.
«Какой хладнокровный убийца», — шепнул Винсент Гектору. Юный лорд-кабан медленно кивнул, глядя на то, как лорд-акула стирает со своего клинка кровь. Первый помощник Веги по имени Фиггис молча подошел к трупу Фиска, отволок его к поручням и выкинул за борт. Теперь Вега повернулся к молчащему капитану Рэнсому.
— Давно не виделись, Эрик, — сказал Вега.
— В самом деле, парень. Я вижу, ты по-прежнему красишь море в красный цвет?
— Только когда приходится делать это, старина.
— Давай закончим эту дружескую беседу, Вега, если ты собираешься прирезать меня, как этого идиота Фиска.
— Он все равно был обречен. Долго живет только тот пират, который вовремя умеет поставить на нужную карту. В конце концов, сейчас идет война.
— Ты сам не на ту карту поставил, Вега, — вздохнул Рэнсом. — Ты видел, что движется по морю к северу от Баста? Я слышал, что сделали лорды-коты с твоим несчастным флотом. Работая на Котов, можно заработать неплохие деньги. Быть может, еще не поздно. Возможно, лорд Оникс сможет найти для тебя местечко в своем флоте.
— Я уже сжег свои мосты, Рэнсом, и поставил, как ты уже заметил, на Волка. Не думаю, что лорды-коты настолько великодушны, как тебе кажется. Человека судят по его друзьям, и я боюсь, что мой выбор друзей им не понравится, — с этими словами он указал рукой в сторону Гектора, Манфреда и Амелии.
Рэнсом понимающе кивнул и добавил:
— Жаль. Ты хороший капитан. Было бы очень приятно еще раз выйти в море плечом к плечу с тобой.
Вега присел перед старым пиратом на корточки. Кожа графа приобрела серый оттенок, глаза потемнели, сверкнули ослепительно-белые зубы.
— Что замыслил Гуль, Рэнсом?
Капитан «Левиафана» поежился. Он всю жизнь прослужил на море верлордам, но так и не смог привыкнуть к их трансформациям.
— Половина флота Оникса возвратилась в Баст, оставшаяся часть стоит в гавани Хайклиффа. Вряд ли они снимутся с якоря раньше, чем возвратятся их корабли с грузом.
— С грузом? — спросил Гектор. — Каким?...
Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант книги вы можете взять 
в Центральной городской библиотеке им А.С. Пушкина по адресу: 
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии книги вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации:"В Семиземелье царит хаос. Трон занял свирепый и жестокий принц-лев Лукас, Совет Волка разбит, его участники вынуждены скитаться, спасаясь от преследований. Наследник клана Волка, Дрю, схвачен работорговцами. Все планы вернуть прежний мир в Семиземелье рушатся на глазах, а враги празднуют победу. Но неожиданно на помощь друзьям приходят те, о ком все забыли и кого считали безвозвратно исчезнувшими..."

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги