четверг, 2 июня 2016 г.

Захарова Н. Верните мне дочь!

ПОХИЩЕНИЕ В АЭРОПОРТУ «ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ».
Я никогда не забуду этот день 9 июля 1998 года.
Париж. Лето в полном разгаре. Жара сорок градусов.
Я укладываю чемодан, собираясь в отпуск в Москву к своей родне. Моя маленькая дочь Маша радостно складывает игрушки в рюкзачок.
— Сегодня вечером мы уже увидим бабушку? — улыбаясь, спрашивает она.
— Да, котик. Давай поторапливайся!
— Мама, мне жарко. Хочется пить.
Я приношу из кухни графин с водой и только собираюсь налить в стакан, как вдруг граненая, тяжелая пробка выскальзывает из моих рук и с резким стуком падает на стеклянную поверхность столика. По нему расползаются трещины.
— Ужас, Маша! — вскрикиваю я. — Я разбила столик!
Маша испуганно смотрит на него.
— Не люблю, когда бьется стекло, — расстроенно говорю я. — Это плохой знак...
Я собираю осколки и выбрасываю их в мусорное ведро.
Чемодан давно собран, проверяю наши паспорта и билеты. Раздается телефонный звонок. Это моя подруга Мирей.
— Все в порядке, рейс не перенесли? Самолет не запаздывает? — беспокоится она.
— Нет, нет. Мы уже едем в аэропорт. — Я бросаю взгляд на часы. — Такси, должно быть, внизу.
— Твой бывший так и не объявлялся? — интересуется Мирей.
— Нет. Никаких признаков жизни. Но я сообщила о нашем отъезде в полицию.
— Твой адвокат в курсе вашего отъезда?
— Да. Он заверил меня, что все в порядке. Мы уведомили Патрика об отъезде заказным письмом, хотя вот уже второй год у меня нет о нем никаких новостей.
Мы садимся в такси и едем в аэропорт «Шарль де Голль». Предвкушение отпуска в кругу семьи наполняет меня радостью. Этот отъезд в Москву словно глоток свежего воздуха. Маша тоже довольна. В холле аэропорта, присев на лежащий в тележке чемодан, она напевает песенку, убаюкивая своего плюшевого белого медвежонка. Наконец-то она увидит свою русскую бабушку — какая радость! Наконец-то она познакомится со своей семьей, о которой я ей так много рассказывала!
Мы направляемся к паспортному контролю. Я протягиваю таможеннику паспорт. Он берет его и внимательно рассматривает, затем неожиданно встает и говорит мне:
— Подождите, пожалуйста.
Он знаком подзывает двоих полицейских, которые просят нас пройти с ними в отделение к дежурному офицеру. Там, к моему удивлению, я вижу в глубине соседней комнаты напряженно застывший силуэт моего бывшего мужа: Патрик делает вид, будто нас не замечает. Дежурный офицер в упор разглядывает меня. Ему лет тридцать: худощавый, с острым подбородком, короткой стрижкой и колючим взглядом. Он долго изучает мой паспорт и направляется туда, где прячется Патрик. Я вижу, как они о чем-то быстро говорят, но не слышу слов. Офицер нервно куда-то звонит.

Мы ждем. Проходит полчаса. Час. В отделении душно, нечем дышать. Маша, терпеливо сидя у меня на коленях, играет со своим мишкой. Я потихоньку дую ей на шейку, чтобы не было так жарко.
Проходит еще полчаса. Ожидание становится невыносимым. Кажется, что офицер просто забыл о нас.
Услышав об окончании регистрации на рейс Париж — Москва, я направляюсь к полицейскому, сидящему за стойкой.
— Извините, почему нас здесь держат? Что происходит? Сколько нам еще ждать? Регистрация на наш рейс уже закончилась.
— Офицер вами занимается, — вежливо отвечает он. — Присядьте, мадам.
Маше жарко.
— Мама, я хочу пить. Почему мы не едем к бабушке?
— Не знаю. Подожди еще немного, мое сокровище, — успокаиваю я дочь.
Время идет. Ждем. Жара становится невыносимой. Я вижу, что Маша устала. Я улавливаю обрывки разговора двух полицейских за стойкой. Один спрашивает другого:
— А что, собственно, она ждет?
— Не знаю, какая-то проблема с ребенком.
— Какая проблема?
— Кажется, она хотела уехать с дочкой в Россию, а ее бывший муж против. Как обычно, семейные дела.
Слышу объявление:
— Закончилась регистрация пассажиров на рейс «Аэрофлота» Париж — Москва.
Мое терпение на исходе, я обращаюсь к полицейским:
— Извините, наш самолет улетает...
— Мадам, нужно подождать... Офицер...
Полицейский не успевает закончить фразу, как из соседней комнаты тот внезапно появляется и холодно бросает мне:
— Этот самолет улетит без вас. Ваш чемодан уже выгружен.
Я ничего не понимаю.
— Почему мы не можем улететь? Наша бабушка ждет нас, — говорю я. — Вот телеграмма, вот мое заявление в полицию об отъезде. Что вам нужно?
— Мадам, вами занимаются... — угрожающе обрывает офицер.
— Моя дочь хочет пить. Можно нам хотя бы выйти отсюда?
— Нет, нельзя!
От удивления я не в силах вымолвить ни слова.
Даже полицейские за стойкой недоуменно глядят на него. Офицер подзывает их, и они эскортируют нас в кафе как «заложниц». Пассажиры с любопытством оглядываются на нас.
— Мама, — теребит меня Маша, — ну когда же мы полетим в Москву?
— Ангел мой, я не знаю. Я ничего не понимаю...
Уважаемые читатели, напоминаем:
бумажный вариант книги вы можете взять
в Центральной городской библиотеке по адресу:
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии книги
в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина  
вы можете по телефону: 32-23-53
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации: "Иногда красивая романтическая история любви заканчивается большой трагедией, разрушающей жизни многих людей. Так случилось у российской актрисы Натальи Захаровой, которая вышла во Франции замуж, родила дочь и вскоре была с ней разлучена французской юстицией.
    В своей книге Наталья Захарова рассказывает о девяти годах попыток воссоединения с дочерью, а также очень личную и, разумеется, небеспристрастную, историю взаимоотношений с французским правосудием, с официальными лицами и известными людьми во многих странах мира."

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги